October 20th, 2014

ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ О ТОМ, ЧТО ЖИЗНЬ СЫРА И ЖЕЛТОГЛАЗА

skulskaya-portret
Елена Григорьевна Скульская родилась 8 августа 1950 года в Таллинне Эстонской ССР. Окончила филологический факультет Тартуского университета (1972). Прозаик, поэт, автор книг: “В пересчете на боль” (М., 1991), “Записки к N...” (Таллинн, 1996), “На смерть фикуса” (Таллинн, 1996), “Однокрылый рояль. Рыбы спят с открытым ртом” (Таллинн, 2000) и др. Работала в газете “Советская Эстония” вместе с писателем Сергеем Довлатовым. В "Нашей улице" опубликовала ряд произведений. Живет в Таллинне.

СУДЬБА

Юрию Норштейну

... Опомниться не даст,
а только растеряться,
произнести две обмелевших фразы
о том, что жизнь
сыра и желтоглаза
и взгляд ее уклончив, как песок.

На пустыре, зажав в руках булыжник,
его грызет, как яблоко, ребенок,
но обознаться так и нам дано.
Подкрасться к вечности
и, перейдя на шепот,
узнать, дрожа, последние побеги
дыхания, последствия побега
по альвеолам судороги смеха -
усмешки белокаменной лицо!

Отдерни шторку - там марионетки
кривляются над тем, что мало знают, -
над нитями, что их приподнимают
над сладостной и слякотной землей.

Смеются статуи
над страстью пьедестала.
Но если мрамор отмерять сначала,
то вдохновенье так же бы прощало
себе издержки плахи и резца.

Костра добавим? Или же тщеты
осипших сумерек,
взбирающихся в гору?
Кленовых носиков, что скоморохам
впору
одним лишь, преклонявшимся позору
родства?

Что ж, извлекать урок
другим не обязательно, фонтаны
даны нам возле статуй, даже странно
в литой струе нащупывать урон
орнамента.

Какая может вязь
установить последствия причины?
Под следствием насильственного нимба
не отыскать ни имени, ни схимы,
способных мужество унять.

То мужество, что запасает впрок
побеги для огня
и лезвия для ласки,
и тайну сберегает для огласки,
и бедному сверчку дает шесток.

ОСИНА

У реки - лесок. Вижу, как сбрасывает бледно-жёлтую мелкую листву берёза. Рядом во всей зелёной роскоши красуется в продолжении собственного лета осина. Дерево болот и холодов. Даже в январе осина сохраняет зелёными свои листья. Зелёными пятнами осины выделяются на голом лесном фоне. На дрова не годится, поскольку, как ни просушивай, всё равно поленья не горят, мокрые. В воде не гниёт. Опытные плотники в старые времена сваи изготавливали из осины, ибо вечно стояли. Смотришь на осину, и счастлив. Ненужное дерево. С необычайной жаждой жизни. Мостики ныне ставят на бетонных сваях. Отстали от осины. Вот она и составляет основу наших лесных болотных буреломов. Там, где осина, там и лещина в зарослях крапивы. Вот на этом месте, по колено в болотной жиже, я и оставляю осину в покое.

Юрий КУВАЛДИН