October 12th, 2014

ВАЛЕРИЙ КРАСКО "КОЛЫБЕЛЬНАЯ СОБАКЕ"

Krasko-w
Валерий Львович Краско родился в 1941 году в Ростове-на-Дону. Окончил Московский энергетический институт. Всю жизнь занимается альпинизмом. Член Союза писателей России. Автор четырнадцати книг стихотворений.

Валерий Краско (1941-2010)

КОЛЫБЕЛЬНАЯ СОБАКЕ

Засыпаем - скомкана котомка
дум о том, что дом не одинок:
глупая собака - лает громко,
умная собака - спит у ног.

Спи, собака Совести и Чести,
и неси на небеси свой крест:
надоест - уйдем с тобою вместе
в честные места из местных мест -

там наш храм поет, а не пылает,
тaм в бедламе хам, а не пиит,
там конвой не воет и не лает
в час, когда собака сладко спит -
спит и видит солнышко в зените
на орбите Чести и Стыда,
так что - ради Бога - не будите
спящую собаку, господа!

ПОПОЛНЕНИЕ

Развитие художественной литературы - это постоянное прибавление новых авторов. Это - море произведений. Это - океан книг. Не успел я выпустить «Философию печали» в 1990 году, как уже вижу родившихся в том же году авторов, которые ныне выпускают свои книги. И в эти минуты, когда я пишу о столпотворении в литературе, какой-нибудь новенький автор только проходит этап зачатия в любовном экстазе родителями, а кто-нибудь из лона матери уже пошел на выход головкой вперёд.

Юрий КУВАЛДИН

МАРШРУТЫ ЮРИЯ КУВАЛДИНА

kuvaldin-volnenie-SIMG0031

Юрий Кувалдин

ПОЭМА КРИВОКОЛЕННОМУ ПЕРЕУЛКУ

Крива Москва. От века окривела.
Кривилась без заботы, как хотела,
Лепилась по холмам и по низинам...
Из окон типографии окину
Кривые переулки...

Люблю у темных окон постоять,
Пока готовят полосы в печать.
Вахтер в шинели черной подойдет,
Короткий разговор произойдет,
Попросит "Беломору" - угощу,
И спросит, мол, о чем стою-молчу.
Отвечу, что на улице тепло,
А в январе морозу бы хотелось,
Что вечером от снежных крыш светло,
Что старая Москва похорошела,
Что просто так задумался, что вот
Церковных окон виден переплет,
Где стекла запотели от дыханий,
Как странно наблюдать на расстояньи,
Как странно: если служба там идет.
- Чего же странно, ежели идет, -
Вахтер ответит. - Пусть себе идет!

Пойду по криво плящущим домам,
По улицам - изогнутым лучам,
Я сам себе маршрут криволинейный -
В Москве иного не было и нет,
Не сыщешь, как на севере, Литейный
Простреливает города макет.

Здесь улица из улицы вкривую
Выкручивает поселений сбрую,
А в самой середине закавыки,
Никак не обойдется без музыки
Доски мемориальной на фасаде,
Прочтения одной поэмы ради.
Я криво улыбнусь в Кривоколенном.
Я криво позавидую поэтам,
Один из них сочтен первостепенным,
Другой из жизни вышел на рассвете.
Как барина, все ждут прихода оды,
Прихода первоклассного поэта -
Решит, как постовой за пешехода,
Рассудит, как собранье педсовета.

Скривились желтяки-особняки,
Без подорожной мерят расстоянья.
Я узнаю туманные зрачки
И голосов последние сказанья.
Не в назиданье строилась Москва,
Но в корчах, как на сносях, распласталась
И стала потому-то голова,
Что криво и беззубо улыбалась,
Кормилицей налево и направо
Для каждого вошедшего была,
Для всей России стала переправой.

Кривись, Кривоколенный проводник.
Я сам себе маршрут криволинейный -
В Москве иного не было и нет...

1967