August 2nd, 2014

ИСТИНА

Некоторые люди всю жизнь ищут истину, но так и не находят, потому что не знают, что такое истина. Хотя истину можно понять как поиск. Ищу истину. Сам процесс может быть определен как истина. Но… Я истину не искал, она сама как-то сама собой мне открывалась, и я записывал некоторые её явления мне, не прямо записывал, а через художественные образы, формируя свою вселенную. В этом, мне кажется, и есть истина - создать в Слове свою вселенную. Стало быть, открытая мною истина заключается в параллельном существовании тела и души. Душа находится вне тела. Душа выражена только в Слове. Тело есть лишь временное вместилище Слова.

Юрий КУВАЛДИН

ВСЕСИЛЬНЫЙ РОДИОН БЕЛЕЦКИЙ

beletskiy-rodion-gl
Юрий Кувалдин

ВСЕСИЛЬНЫЙ РОДИОН БЕЛЕЦКИЙ

эссе

Родион Белецкий на мир смотрит глазами ребёнка и складывает слова, как кубики. Он пишет в духе самиздата, где только и рождалась настоящая поэзия. Он действует очень спонтанно, действует без всяких намерений. Белецкому просто хочется писать, и он пишет... Свободно и просто, ибо знает, что прямые мысли убивают искусство. В какую сторону зовет слово, в том направлении и крутится мысль, ибо она состоит из слов. Поэзии нужен экспромт:

Встал.
Перекрестился.
Пожалел, что женился.
Трогал зубы языком
Около получаса.
Представлял себя стариком,
Потом учеником третьего класса.

Умение балансировать на грани низкого и высшего - отличает мастера поэзии от «наборщиков готового смысла» (Мандельштам). Белецкий словно говорит: сотвори меня поэзия! Не тело формирует слово, но Слово выводит тело в поэтические выси. Ему не терпится в заливы букв нырять нетерпеливо.

На что же ты злишься? На то, что живой?
На то, что натура убога?
Шипишь, проклинаешь, трясешь головой…
У Бога терпения много.

Бог терпелив, если ты вспомнишь, что сконструирован по образу и подобию. Стало быть, сам себя обучаешь терпению, обнаружив в себе необычайную божественную всесильность. Родион Белецкий пишет без труда, шутя и играя, от этого получается невероятная теплота его строк. В Белецком видится мне ясная свобода. Он умеет делать строки без подпорок авторитетов, не ходить на костылях чужих мыслей. В этом есть самостоятельность, заключающаяся в том, чтобы создать свой мир, единственный и неповторимый: для этого всю жизнь нужно писать изо дня в день, чтобы написать что-либо путное.

ЖИЗНЬ ПИСАТЕЛЯ

Писатель встал, болит спина.
Не написал он ни хрена.
Герои как из воска:
Два-три тупых обсоска.

А жизнь писателя проста:
За сутки три, ну, два листа.
Так, некое изделие,
Чтоб оправдать безделье.

Да что же ты за человек!
Успехи мелкие коллег
В уме перебираешь,
От ревности сгораешь.

И, бинго! Попадаешь в ад.
Твои герои там галдят,
И сиры и убоги.
Один из них, в итоге.

Родион идёт с топором нового стиха под подкладкой пальто к старушке советской разрешенной «поэзии», чтобы замочить её раз и навсегда. Переживания, нервозность, всевозможные жизненные драмы и трагедии закаляют художника. И я уверен, что именно подобные качества Родиона Белецкого являются ключом к сердцу читателя, которому кажется, что всё подобное происходит с ним. Надо постоянно помнить, что на каждое твое действие уже заготовлены всевозможные, даже изощрённые препятствия. Вот и сам Гаврила Романович откашлялся, поправил голубой бант на шее и негромко начал: "Я связь миров, повсюду сущих..." Ты сам себе и царь, и раб, ты персонаж своих открытий, ты в отражении зеркал раба Державина: - так царствуй!

И не сказать, чтобы я был расстроен
Новая музыка, надо плясать.
Ты точно так же нехитро устроен,
Если писатель, надо писать.

Хитрость заключается в том, что пишут многие, а поэтами становятся единицы, хотя большинству людей кажется, что это так просто - писать, а в рифму даже веселее. Каждый школьник свободно рифмует «галку с палкой». На этом «творчество» стихает, жизнь заедает и съедает. Родион обречён быть поэтом всей жизни.

Обречен! Обречен! Обречен! Обречен!
Целый мир в этом слове опять заключен.
- Просыпайтесь! Приехали, сони!
- Где мы, дядя?
- Мы с вами в Херсоне.

Но вот и с Богом повидались в великом городе Херсоне, не подпавшим под запрет ненормативной лексики. Белецкий видит далеко из простоты своих открытий.

"Наша улица” №177 (8) август 2014