July 14th, 2014

ВНУТРИ МЫСЛИ

Пишу рассказ из 1943 года. Идёт война. Но для моего героя её как будто и нет. Он весь погружен в умные книги. Он видит, что свой жизненный путь завершили тела, к которым, для идентификации, были прикреплены слова (имена собственные, фамилии): Кант, Шопенгауэр… Очень примечательно то, что он считает Шопенгауэра «великим завершителем» учения Канта. Или «три блага спасения - Бог, бессмертие и свобода - могут оставаться в силе лишь в случае, если Кант прав, если пространство, время и причинность суть лишь субъективные формы созерцания, и таким образом, весь простирающийся в пространстве и времени и законом причинности управляемый мир есть лишь явление, а не вещь в себе. Ибо при допущении, что определяющий нас мировой порядок есть вечный и пребывающий независимо от сознания порядок вещей в себе, Бог, бессмертие и свобода рушились бы безвозвратно, и всю религию пришлось бы похоронить». Наконец-то мой герой уразумел значение Шопенгауэра, как философа. И всегда почему-то думал, что после Канта можно говорить лишь о Шопенгауэре.

Юрий КУВАЛДИН