June 30th, 2014

ДЕНЬГИ-ТОВАР-ДЕНЬГИ

Вспомнил Вайду - «Всё на продажу». Человечество устроено в виде пирамиды (по уровню культуры). В основании - народ. Вверху - художники (не признанные официально при жизни, безденежные служители искусства, вроде Ван Гога, да и сам Христос, предложивший торгашам удалиться из Храма). Что может купить кучка художников? Ничего. А масса - всё. XIX век выставил культуру на продажу (покупатели были только из образованных). С полным видением другого мира, но не закрытого, а открывающегося нам с гробами летающими, с носом гуляющим, с чертями, с Плюшкиными и Ноздревыми, с несущимся в русской тройке Чичиковым! И как они все интересны читателю! Иначе тогда писать было нельзя. Я имею в виду другое. Коммерцию, что ли. Все они: и Пушкин, и Гоголь, и особенно Достоевский знали, что без запредельности книгу не продать... Они и искали эту запредельность, эти летающие гробы, этих сумасшедших германнов, этих раскольниковых! Коммерция не позволяла писать уныло. Одни названия чего стоят: "Мертвые души"! "Идиот"! "Бесы"! Сами писали, сами печатали, сами продавали! Достоевский тираж "Бесов" из типографии к себе на квартиру привез. По объявлению приходили за книгой и спрашивали: "Здесь "Черти" продаются?"! Чехов говорил - не Гоголя нужно опускать до народа, а народ поднимать до Гоголя. Но экономика заставила опускать. Отсюда - голливудский ширпотреб, за которым последовали все остальные, желающие получать от искусства только одно - деньги.

Юрий КУВАЛДИН