April 23rd, 2014

НЕТЕРПЕЛИВОСТЬ

В заливы букв нырять нетерпеливо. Может быть, автор просто смеется над читателем, нетерпеливо требующим или расслабленно ожидающим развлекаловки со стрельбой и погонями, иначе говоря - попсы? Нетерпеливые, попавшие случайно в литературу по причинам не литературным, главным образом - денег для, через достаточно короткое время сильно разочаровываются в ней, ибо никакой практической пользы литература не приносит. Шумят на литературных вечерах, но это не литература. Читают по книжке в телевизоре, но это не литература. Пьют вино в подвале ЦДЛ, но это не литература. Строгают многосерийные сценарии, но это не литература. А что же тогда литература? Писание в одиночестве, чтобы никто не видел, в течение всей жизни на уровне Кафки, понимая, что твои читатели родятся после твоей смерти.

Юрий КУВАЛДИН

50 ЛЕТ ТАГАНКЕ

lyubimov-yuriy
Законы сценической иллюзии Любимов ищет в поэтической логике. Но главное тогда - Таганка была антисоветской. И, в сущности, часто упоминалась в контексте: Солженицын, Сахаров, Таганка. Писатель, которого хотели достать, чтобы прочитать, был обязательно антисоветским. Слово "антисоветский" в 60-е годы вызывало во мне душевный трепет, какую-то прямо-таки маниакальную страсть: во что бы то ни стало достать то произведение, которое запретили деревенские временщики из ЦК. Во что бы то ни стало побывать на "Брехте", на "Десяти днях"... Таганка - это Юрий Любимов.

Юрий КУВАЛДИН