December 2nd, 2013

БЛАЖЬ БЛАЖЕЕВСКОГО

blazheevskiy-mal

Невнятица сумбурных объяснений среди барачных улочек окраин. В заснеженной крапиве отдыхает человек. Деревни въехали в Москву с остатками лесных пожаров.

Я в это время окаянное,
Средь горя и макулатуры,
Не спал. В окне галдели пьяные,
Тянуло гарью из Шатуры.

Иди направо - там в овраге речушка плачет подо льдом. Налево - баржа на приколе с тяжёлым илистым песком.

И я, любивший разглагольствовать
И ставить многое на вид,
Тогда почувствовал, о Господи,
Что эта грязь во мне болит,

Что я, чужою раной раненный,
Не обвинитель, не судья -
Страданий страшные окраины,
Косая кромка бытия...

Во тьме непроглядной сквозь марево снега бредут, спотыкаясь, куда-то темные фигуры. Некоторые падают навзничь, то ли поскальзываясь, то ли от пониженного атмосферного давления. Декабрь не давит, а калечит.

Юрий КУВАЛДИН