August 29th, 2013

ОДИНОЧКА

Среди многочисленных тяжеловатых голубей и юрких воробьёв ходил, как человек, одинокий кареглазый скворец, столь симпатичный и степенный, что я именно ему бросал крошки от вафельного хрустящего стаканчика мороженого, которое я ел в тени липы у детской площадки. И скворцу удавалось неспешно опережать воробьёв и голубей. Он с завидной непосредственностью отходил в сторонку, разламывал длинным клювиком корочку и проглатывал. Одиночка. Если у голубей воробьи из-под самого носа ухитрялись выхватывать мой «мороженый» корм, то на скворца они как-то не обращали внимания, словно даже не замечали, как будто вовсе его не существовало. Потом скворец как-то очень вежливо покинул стаю, вспомнив, видимо, о каких-то своих важных делах, ставя попеременно вперед грациозно то левую, то правую ножку, как джентльмен, золотясь всеми изящными пёрышками в солнечных лучах. Вот чего не могут воробьи, прыгая на своих спаренных навечно лапках.

Юрий КУВАЛДИН