August 27th, 2013

ТЕРРАРИУМ

О них вспомнят, пожалеют, поймут, что сами были виноваты, а потом, расставшись навсегда, будут биться от горя головой об стену. Лучше, конечно, биться головой об пол - это в духе наших староверов, отколовшихся от орды, перемешавших веру татар и Рима. Но дело не в староверах, а в том, что так о памяти, добродетели, искуплении вины рассуждала плохая литература. Какой-нибудь старый инженер клял себя за то, что развелся с юной студенткой, а она потом стала выступать на сцене. «Она же могла быть моей!» На самом деле никто ни о чём не сожалеет, как во сне проплывая по жизни. Старые обиды забываются как простуда, новые драмы уже не воспринимаются всерьёз, поскольку жизнь начинает показывать себя с какой-то третьей изнаночной стороны. Всюду прячется запретное, неприличное, животное. Всюду совокупление и размножение. Всюду какой-то террариум с гадами и гадёнышами, чиновниками и мошенниками, узурпаторами власти и добровольными стукачи... В гениальной литературе душа живёт по своим законам причин и следствий, и там не нужна мотивировка, там нужна Лизавета Смердящая.

Юрий КУВАЛДИН