April 7th, 2013

УСРЕДНЕНИЕ

Люди постоянно хотят подправить других. Приспособить к себе, к своему пониманию предмета, о котором они, быть может, имеют весьма смутное представление. Таким образом, идёт как бы выравнивание общества, осуществляется усреднение человеческой личности. Меня всегда веселит, когда какой-нибудь человек, не написавший ни строчки, начинает полемизировать со мной по поводу моих текстов, даже подвергать сомнению мои высказывания, полагая, что он умнее меня. В этом случае я горестно задумываюсь над его советами. Как же наивны неосуществлённые люди. Я удивляюсь бесцеремонности их вторжению в мой мир. Неужели советчик полагает, что я откажусь от своих идей, художественных принципов, выработанных десятилетиями ежедневной работы только ради того, чтобы ему угодить?

Юрий КУВАЛДИН

КУВАЛДИН, СОКОЛЬСКИЙ - НА ДВА ГОЛОСА

kuvaldin-sokolskiyzh-zh
На снимке: Юрий Кувалдин и Эмиль Сокольский

 Эмиль Сокольский с рожденья наделен музыкальным чувством, и это качество пронизывает всё его яркое творчество. Особенно приятно мне с ним петь на два голоса на эскалаторе метро громко, на всю станцию: "Друзья, люблю я Ленинские горы...".
Ну кто еще может петь так, как Юрий Кувалдин с Эмилем Сокольским в московском метрополитене?! Все пассажиры оглядываются, в восхищении замирют, думая, что это поют Георгий Виноградов с Владимиром Бунчиковым. А как они выпивают? Сладко смотреть! Я читаю его живой журнал каждый день и восторгаюсь пиршеством ума и художественной глубиной. Умный критик Эмиль Сокольский как-то сказал, что он не заметил, когда и как Юрий Кувалдин вошел в литературу и стал при жизни классиком. Со своей стороны я так же, как и Эмиль Александрович, могу сказать, что совершенно не заметил, как Эмиль Сокольский набрал силу лучшего критика. Он видит в разрывах слов тайное дыхание авторского подтекста. Он проникает в душу каждой буквы, потому что каждая буква есть Бог. И он сам, Эмиль Сокольский, в совершенстве владеет словом, отличным от языка будничного, словом, художественно организованным, словом, которое не отвечает никакой потребности, кроме той, какую должно возбудить оно само, которое говорит лишь о вещах подразумеваемых и глубоко прочувствованных.


Юрий КУВАЛДИН