December 18th, 2012

ВВЕРХ ДНОМ

Как быстро Мандельштам завоевал сердца людей, едва выбравшись из подполья. Вверху шумели советские поэты, а в подполе, в темноте и сырости, сидели Мандельштам и Гумилев, Волошин и Ахматова, Платонов и Замятин… А наверху шла советская гулянка в связи с вручением Сталинской-Ленинской премии, в связи с избранием в члены ЦК КПСС и в Верховный совет. А в подполе умирал Мандельштам, а когда совсем умер, его руки зэки поднимали еще несколько дней, чтобы получать лишнюю пайку, как за живого. В подполе Гумилев получил пулю в затылок. Волошин успел умереть в 32 году, чтобы не быть повешенным. Ахматову лишили голоса, а сына Лёву посадили за умные мысли. Платонов подметал двор литературного института. Замятин до большого террора успел уехать в Париж, и там умереть. В общем, кто получал премии, пел и плясал, исчезли бесследно с лица земли. А люди из подполья, собственно, и представляют нашу литературу в метафизической программе, иначе - в веках.

 

Юрий КУВАЛДИН