December 4th, 2012

ПИСАТЕЛЬ МАРГАРИТА ПРОШИНА ВЫПУСТИЛА КНИГУ ЖЕНСКИХ ЧУВСТ


Маргарита Прошина "Задумчивая грусть"


Буква есть твое зеркало
Маргарита Прошина и цветы на берегах волшебного озера

Маргарита Прошина. Задумчивая грусть: Эссе и рассказы/ Оформление художника Александра Трифонова.
– М.: Книжный сад, 2013. – 160 с.

Как-то Станислав Рассадин сказал мне: «Люблю начинать читать книги с конца». И я незаметно пристрастился к чтению с финалов. Заманчиво. Особенно, когда пробегаешь глазами содержание. В конце этой книги стоят два рассказа: «Уроки деревни» и «Ее волшебное озеро». В мелодике этих «женских рассказов» (а вся книга пронизана неумолкаемо звучащей женской нотой), во всех образах, в их движении, в переживаниях, в любви есть грустная элегантность. И понятно, почему родилось и само название книги – «Задумчивая грусть». Поучающие, «правильные» люди растворяются в дымке безвестности, а любящие, мыслящие западают в память навсегда.
Элегическая сосредоточенность, умное сердце и безупречная деликатность отличают героинь Маргариты Прошиной среди говорливой, вечно спешащей и никуда не успевающей толпы. В «Уроках деревни» молодую учительницу после вуза распределяют в сельскую школу. Перед ней раскрывается мир, ей совершенно незнакомый, с прекрасной природой, но с первобытным существованием жителей, в которых, однако, она пытается разглядеть «прекрасные черты». В «Ее волшебном озере» научная работница, привлекательная и свободолюбивая, не желает себя связывать с кем-либо из мужчин семейными узами, предпочитая мимолетные и частые сближения, за что постоянно подвергается внушениям своей непосредственной начальницы, засохшей в семейном болоте, ибо после рождения сына почти двадцать лет они с мужем бок о бок прозябали, как брат и сестра, считая, что эрос нужен только для размножения.
Маргарита Прошина не пишет сюжет, она мыслит нелинейно, ассоциативно, рецептуально, то есть следуя рецептам строгой лексической дозировки, как завещал доктор Чехов, и смело ставя встык разнородные материи, что часто делал Осип Мандельштам, говоря, что там, где обнаружена связь вещи с пересказом, там простыни не смяты, там поэзия не ночевала. И у Маргариты Прошиной нет никаких разъяснений и прямо идущих на предмет мыслей, поскольку все выражается через рисуемый образ.

Большую часть книги занимают эссе, от которых веет чувственной поэтичностью. Ее произведения насыщены изображением, той самой художественностью, чем настоящая проза резко отличается от разговорной речи. Она любит слова, лелеет буквы, сплетая из них, как из полевых ромашек, свои этюды. И нужно очень внимательно посмотреть на букву. Буква есть твое зеркало. Тебя не будет – зеркало покажет. Ее речи как цветы на берегах волшебного озера: цветы юные, не стареющие, и солнечный аромат их – неугасимое обновление.

Юрий Кувалдин
"Независимая газета" 22 ноября 2012 года

П 78 Прошина М. В.
Книгу Маргариты Прошиной «Задумчивая грусть» составили короткие эссе философского и лирического звучания, и рассказы. Маргарита Васильевна Прошина родилась в Таллине. Окончила институт культуры. Всю свою жизнь посвятила книге. Заслуженный работник культуры Российской Федерации.

Оформление художника Александра Трифонова
На передней сторонке обложки воспроизводится картина
художника Александра Трифонова “Ангел Аполлинера”,
холст, масло, 100 х 80 см, 2007 г.
На задней сторонке: Маргарита Прошина.

Маргарита Васильевна Прошина
Задумчивая грусть

эссе и рассказы
Редактор Юрий Кувалдин
Художник Александр Трифонов

ISBN 978-5-85676-146-6
ЛР № 061544 от 08.09.97.
Сдано в набор 15.09.12. Подписано к печати 21.10.12. Формат 84х108 1/32.
Бумага офсетная. Гарнитура “Newton”
Печать офсетная. Уч.-изд. л. (авторских листов) 5,15. Тираж 500 экз.

Издательство “Книжный сад”
www.kuvaldinur.narod.ru

ISBN 978-5-85676-146-6

ББК 84 Р7

© Маргарита Прошина, 2013

СТИЛЬ РОЖДАЕТСЯ ТАК

Есть категория творцов, которая создаёт тексты, то есть пишут то, по чему мы познаём жизнь. А есть специалисты из окололитературной армии, кормящейся на литературе. Они занимаются выискиванием всяческих частностей в чужих произведениях. Берутся оценивать стиль, те или иные эпитеты, качество метафор, композиционное построение. Сами же они ничего своего создать не могут, а если и пытаются, то у них рождаются приглаженные, даже прилизанные мертвые поделки. Произведение начинает жить не от того, что автор всё своё внимание уделяет так называемому стилю, а от колоссальной энергетики творца, от его полного погружения в создаваемое произведение, до натянутого нерва, который искрит как оголённый электрический провод. И эта энергия совершенно бессознательно поглощает читателя, который даже не догадывается, почему это происходит. Истинный художник срывает все покрывала, соскребает весь глянец со своих героев, полностью перевоплощаясь в них, никогда не задумываясь о стиле. Вот именно здесь и рождается оригинальный стиль. В отсутствии стиля. В появлении доселе не бывшего стиля. Так в музыке создаются великие произведения, такие как, скажем, в произведениях Игоря Стравинского.

НАСТРОЕНИЕ

Я проснулась. За окном солнце, но северный ветер настойчиво напоминает о зиме. На сердце как-то неспокойно, в чём дело, почему? Подобное состояние я испытала как-то осенью во время отдыха в Пярну. Каждый день я шла вдоль берега по песку два часа в одну сторону и столько же - в другую. Вечером возвращалась в уютную комнату и слушала 3-ю симфонию Пауля Хиндемита, и была поэтично счастлива. Хочется разобраться в этом чувстве, это не депрессия, это не связано с внешними событиями, это - грусть. Я люблю погружаться в воспоминания, размышлять о происходящем, анализировать слова, поступки и пришла к выводу, что в этой жизни я должна научиться терпению, выдержке и умению слушать. Процесс погружения в себя привёл меня к мысли о том, что любые свои чувства я должна понимать, размышлять о них, находить те или иные причины, которые приводят меня к этому состоянию. В частности, своё состояние светлой грусти я стала определять как задумчивое. Вот и возникла у меня «Задумчивая грусть».


«У»

Первые дни весны. Просыпается не только земля, просыпается жизнь. Я вижу странное дерево, очень большое в виде буквы «У», и вспоминаю строки Анны Ахматовой:

Деревья те, что мы любили,
давно срубили…

Но в отличие от знаменитой картины Алексея Саврасова, Александр Трифонов использует минимум изобразительных средств. Всё лишнее он убирает, всё уходит в подтекст. Перед нами грачик с веточкой, чёрная вода, талый снег, покосившаяся церковь с колокольней. Но в картине скрыта великая тайна, которую художник предлагает открыть каждому самостоятельно.


КОФЕ

Я пила кофе и листала сборник Осипа Мандельштама, изданный в Тбилиси в 1990 году фантастическим тиражом в 250 тысяч экземпляров. Славная Грузия!

И в мешочке кофий жареный, прямо с холоду домой,
Электрическою мельницей смолот мокко золотой.

Кофе готов. Предвкушаю утреннее удовольствие. Это - любимые минуты начала дня. Запах и аромат молотого кофе без сахара, маленькая чашечка, сливочник со сливками, чёрный горький шоколад - вот оно утро счастливого человека.

Из книги Маргариты Прошиной "Задумчивая грусть"

ИСКЛЮЧЕНИЕ

Я человек очень одинокий. Именно в одиночестве рождаются писатели. Пишущий человек начинается с человека читающего. Я прежде всего и являюсь именно таким читающим человеком. Пишущий человек не живет в первой, современной ему реальности, а живет в другой, метафизической, книжной, второй реальности. Вот в чем дело. Поэтому, когда я одиноко сижу в своей келье, тогда и пребываю в иных мирах, я говорю с Мандельштамом, я иду по Гороховой с Раскольниковым, я осматриваю достопримечательности Чевенгура, парю в мирах Чехова... Я понимаю, что я исключение, человек-книга...

 

Юрий КУВАЛДИН