October 1st, 2012

ТИМОФЕЕВСКИЙ

На проспектах твоих запыленных,
На свету, если свет, и впотьмах,

В грязно-серых и грязно-зеленых,
Просто в грязных и серых домах,
И в огромном квартирном закуте,
Здесь, на третьем моем этаже,
Как-то странно мне думать до жути,
Что со мной все случилось уже.


Может быть, тут дело в ритмике и рифме, поскольку поэзия для меня заключается, прежде всего, в ритмике и рифме, в какой-то предначертанности, неотразимости приговора: “этаже-уже”! И запал в голову этот ритм, и втемяшилось имя - Тимофеевский. Для поэта достаточно, чтобы уйти в бессмертие, - втемяшиться в чью-нибудь голову хотя бы одним стихотворением, хотя бы одной строчкой: “На проспектах твоих запыленных...”. И вижу сталинские проспекты с генеральскими домами, в которых и деятели культуры, типа Симонова с прислугой, проживают, - серые, страшные дома “на проспектах твоих запыленных”, по которым идут на парад и на войну танки (“чудо” инженерной мысли запроданных режиму выпускников высших учебных заведений, военных училищ и школ НКВД и КГБ). “На проспектах твоих запыленных” дежурят стукачи, офицеры в штатском и обмундированные выходцы из деревень, презирающие московских интеллигентов; государство-волк сдерет шкуру с любого инакомыслящего: волки хотят жить в стае. Так было всегда. Так есть сейчас. Так будет впредь. Прогресс иллюзорен. Только поэт может противостоять режиму. Потому что у поэта есть лицо. У государства нет лица. У поэта есть мысль. У государства мысли нет. Новые государственники - и молодые и старые - любят повторять, что они прислушиваются к голосу разума. А что такое разум государства: подавить любое инакомыслие, прежде - политически, ныне - экономически. Разве могли помыслить диссиденты и правозащитники, что они выращивают гидру налогового государства, бюджетного, номенклатурного? Александр Тимофеевский. Поэт.

 

Юрий КУВАЛДИН

НАША УЛИЦА ПУБЛИКУЕТ В ОКТЯБРЕ 2012

ЮРИЙ КУВАЛДИН МОСКВА
№155 (10) октябрь 2012

Маргарита Прошина "Её волшебное озеро" рассказ

Маргарита Прошина "Задумчивая грусть" заметки (часть седьмая)

Маргарита Прошина "Завоевание самостоятельности" заметки о двух книгах Киры Грозной

Илья Курганов “Взвод” повесть

Григорий Блехман “Мой Гумилёв с детских лет” эссе

Владимир Опара “Я заклёпка в теле самолёта” стихотворения

Зухра Сидикова “Запах асфальта, нагретого солнцем” рассказ

Нина Краснова "Сны скромной девушки" стихотворения

Игорь Шестков "Алконост" рассказы

Эмиль Крупеников “Ключи” рассказ

Юрий Кувалдин "Тяжёлый крест" рассказ

Мария Орфанудаки "Бульвар Сен-Жермен" рассказ

Григорий Сухман "Чудное мгновенье" рассказ

Ваграм Кеворков "Несправедливость" рассказ

Евгений Кузьмин "Алхимия башни" рассказ

Юрий Влодов Из книги “Люди и Боги” стихотворения

Юрий Беликов "Иномирец" легенды о Влодове

ЗАПРЕЩЁННЫЙ ЛЕВ ГУМИЛЕВ

В своё время работа Льва Гумилёва «Этногенез и биосфера Земли» вызвала шквальный интерес у просвещенной публики. Причем, всё это шло не через официальные каналы, а в самиздате. У меня до сих пор стоят на полке три пухлых тома формата листа бумаги для машинописи, отксеренные и переплетенные частным образом. Лев Гумилев оказался настолько смел, что подверг ревизии все устоявшиеся каноны по поводу миграции различных этносов, их происхождению и функционированию. Да, Лев Николаевич разрешил много вопросов этнического характера, но сам был еще в плену у "врожденности" национальности, хотя очевидно, что национальность есть понятие приобретаемое через Слово. Так, на мой взгляд, русский этнос - это не что иное, как диссидентствующие татары (тюркоговорящие), обратившие свой взгляд на запад (смешение лексики дало исток новому языку - русскому). На этом стыке возник сначала старославянский, затем древнерусский языки, в которых, при пристальном рассмотрении, находим как восточную, так и западную лексику. Так, например, само слово "Слово" есть калька с английского "Лов" - любовь, т.е. "С любовью". Бог есть любовь. На самом деле, как я считаю, в мире всего лишь один язык существует. Он на время разошелся, как оборонительная преграда для врагов, на разные диалекты, но в новое время мы видим с какой невероятной скоростью идет объединение этих речений в один мировой язык. Графика не имеет значения - достаточно все диалекты перевести на латиницу, и они будут, практически, всем понятны без траслейтеров. И как же древние догадались об этом, как же они гениально додумались, написав: «Нет ни эллина, ни иудея»…

 

Юрий КУВАЛДИН