July 11th, 2012

ПИСАТЕЛЬ ПИШЕТ ДЛЯ ПИСАТЕЛЯ

На писателей в России посматривают с некоторой опаской и недоумением: все люди как люди, работают, а этот, руки в брюки, ходит, карнизы на верхних этажах домов разглядывает, ворон считает. "И все пишут, пишут, а для кого пишут? Ведь книг-то ихних никто не читает", - вздыхает дворник, выкатывая бак из двери мусоропровода. А вам и не надо читать книг. Не читайте книг, никаких. Книги пишутся для тех, кто будет писателем. То есть писатели пишут для писателей. Петрарка писал для Мандельштама, например, а Чехов для Олеши. Такие вот дела на нашем художественном небосклоне. А книги, тем более их продажа, не имеют отношения к художественной литературе. Литература живет в душе и перелетает от писателя к писателю через воздушные мосты. Вот такие писатели только и становятся бессмертными. А все другие люди - и не жили, или жили только для того, чтобы стать предметом описания для писателей. КнигопродАвцев, не продавцОв, а именно книгопродАвцев, как ХристопродАвцев, я лютой ненавистью возненавидел с тех пор, как они мне на заре свободной торговли в начале 90-х годов сказали, что Мандельштам не продается. Я это понял, как и надо понимать: не продается настоящее, не продается вдохновенье. А книгопродАвцы мне конкретно говорят: товар не уходит с названием "Мандельштам". Исходя из этого, я поправил Пушкина, который первым в России придумал торговать рукописями, хотя так ничего путем и не продал, был в постоянном убытке. Итак, я вывел: не продается вдохновенье и рукопись нельзя загнать! Поэтому я с презрением отношусь ко всяким книжным ярмаркам, книжным лотереям типа "Букера", "Нобеля" и прочей суете вокруг кассы так называемых "профессиональных" писателей. Заинтересованы в этих "мероприятиях" только "книгопродАвцы", которым предстоит сбывать раскрученный товар. О премиях этих можно сказать, что "коэффициент полезного действия" Нобелевского комитета представляется... весьма и весьма высоким - как-никак выше КПД паровоза"! В статье в одну колонку были выстроены отмеченные премией авторы, а в другую - нет (для чистоты анализа были взяты довоенные зарубежные авторы). Получилось, что отмеченные, за редким исключением, бесследно исчезли из памяти, а неотмеченные составляют гордость мировой литературы, являются общепризнанными классиками, даже гениями, которых постоянно везде и всюду переиздают и читают, среди которых Бертольт Брехт, Федерико Гарсия Лорка, Джеймс Джойс, Эмиль Золя, Хенрик Ибсен, Франц Кафка, Марсель Пруст, Райнер Мария Рильке, Френсис Скотт Фицджеральд, Марк Твен, Герберт Уэллс (я оставил уж самые звонкие имена).

 

Юрий КУВАЛДИН