April 25th, 2012

КОРОЧЕ

Много в мире есть писателей замечательных и разных, во всех временах, живущих вместе вне времени и вне пространства. Ведь, и это известно каждому, у Бога нет ни времени, ни пространства, а счёт идет только до 7. Дальше стоит знак бесконечности 8, а за бесконечностью идут повторы, причем одну цифру за желание самостоятельно выскочить после 7 – это шестерка, так и называют её - шестерка, ибо всегда конформна, изворотлива, неблагонадежна. Ладно. Я о писателях. Но не о настоящих, а о каких-то странных, которые пишут фразы. В неделю в троллейбусе напишут одну фразу, и гуляют себе беззаботно из ресторана ЦДЛ в ресторан Домжура. Одного такого писателя я даже издал, первым, в начале 90-х годов, Дона Аминадо. Любить же афористов я стал значительно раньше, с 70-х годов, когда познакомился на Чистых прудах в «Московской правде» с живым афористом - Володей Колечицким. Сын адмирала морского флота, он генерировал фразы, повергавшие всех своим лаконизмом и остроумием. Например: «Россия - это одна шестая часть света и пять шестых тьмы».
В предисловии к его книге "ООО Времена ООО Нравы" (М., 2008) я писал:

 «Владимир Колечицкий, сколько я его знаю, а знаком я с ним с начала 70-х годов, был и остается человеком чести в самом высоком значении этого понятия. Он не позволял себе ни лжи во спасение, не говоря уже о всякой другой, ни даже тени небрежности в щепетильнейших редакционных делах, ни малейшего интриганства, столь расцветшего вместе с наступлением периода "развитого социализма", когда "экономика должна была быть экономной". Развиваясь по собственным законам, Владимир Колечицкий должен быть судим по ним же, что я и делаю, выписав из него напоследок: "У пчелы вся жизнь - медовый месяц".
О лаконизме я вспомнил, в который раз перечитывая «Идиота» нашего непревзойденного длиннописца Фёдора Достоевского.

 

Юрий КУВАЛДИН