March 16th, 2012

СКАНДАЛЫ

Кричать диким голосом, рвать на себе рубаху, подол которой свисает тряпкой серой ниже колен, рваные лапты, борода до пупа мочалом. Вот, вот что я вижу, читая Аввакума, безумного предшественника Достоевского. Никаких композиционных изощрений, никаких красок в плоской палитре, вой из-за решетки желтого дома. Протопоп. Посем Лазаря священника взяли и язык весь вырезали из горла; мало попошло крови, да и перестала. Он же и паки говорит без языка. Вторая палата ГУЛАГа. Следователь Козлов в хромовых сапогах стреляет в затылок «гражданам страны советов» через каждые 15 секунд. Таже, положа правую руку на плаху, по запястье отсекли, и рука отсеченная, на земле лежа, сложила сама персты по преданию и долго лежала так пред народы; исповедала, бедная, и по смерти знамение спасителево неизменно. Мне-су и самому сие чюдно: бездушная одушевленных обличает! Я на третей день у нево во рте рукою моею щупал и гладил: гладко все, - без языка, а не болит. Аввакум. Ужас и свист в ушах!

 

Юрий КУВАЛДИН