February 2nd, 2012

ПРЕВРАЩЕНИЕ

В простой текущей жизни, постоянно уходящей, утекающей, всё кажется ненастоящим, спонтанным, каким-то не таким, как хотелось бы быть. Настоящее где-то там, за горизонтом. Далеко, очень далеко, далеко-далеко. Вот поэтому люди, как заведённые, снуют по свету в поисках настоящей жизни. Но нигде её не находят. Но всё равно берут турпутевки и едут себе на горе. Постоянно ищут на свою голову приключений, чтобы жизнь наконец-то предстала перед ними в настоящем своем обличии. Но она не встает во весь рост, а тут же утекает из-под ног, всё время утекает. Еще вчера думали, что она вот-вот станет настоящей, а она, паразитка, раз – исчезла, вспыхнув подобием утром. И так всё время. Ни на минуту жизнь не останавливается, не предстает в своей натуральности, настоящести! Но вот я написал, казалось бы, эту жизнь, зафиксировал в словах со своей колокольни, и спустя какое-то время эта жизнь в тексте становится настоящей, обоснованной, интересной, содержательной, красивой.

 

Юрий КУВАЛДИН

ПАМЯТИ ДЖОЙСА

Сановитый, жирный Бык Маллиган возник из лестничного проема в мороз и солнце, когда день «чудесный», нас утро встречает прохладой, нас ветром встречает река, то есть когда ни один хозяин собаку на улицу не выгонит, бродяга не гибнет от переохлаждения, а торжествует со стаканом самогона в руке. Смена вех. Смена всех. Смена в смех. Зимний мех. Дмитрий Шостакович спрашивает, мол, кудрявая, что ж ты не рада веселому пенью гудка? Когда весна придет, не знаю. Не знаю вообще ничего. Клянемся наркому обороны, что встанем все как один. Будем бить врага на его территории. Вот только до зимы доживем, а там враг сам окочурится. Смена вех. Смена всех. Смена в смех. Зимний мех. Великий день настал, и вышли миллионы на беспощадный бой за Родину свою. Клянется вся страна наркому обороны: мы выполним приказ, мы победим в бою. Долго ждём, когда кончится зима. Себя оплакивать умею, бутылку бережно несу. Долго ждём, когда кончится зима. Россия, старая Россия, бараки жёлтые твои, твои напевы воровские, как слезы сталинской любви. Смена вех. Смена всех. Смена в смех. Зимний мех. я бы до него даже дотронуться не смогла если б узнала что он был с какой-то грязной бесстыжей лгуньей неряхой вроде вот этой что в глаза тебе смотрит и отпирается да еще распевает песни в клозете потому что думала ее дела лучше некуда да известно ведь что он не может долго без этого так что где-то должен себе найти в последний раз он кончил на мой зад Долго ждём, когда кончится весна. Долго ждём, когда кончится лето. Смена вех. Смена всех. Смена в смех. Зимний мех. С нетерпением ожидаем весну. С нетерпением ожидаем лето. Дмитрий Шостакович скандирует под барабан, мол, пусть трепещет враг, мы все стеною встали на грозных рубежах своей страны родной. Великий час настал - ведёт к победе Сталин. Его приказ - закон, смелее в грозный бой! С нетерпением ожидаем осень. С нетерпением ожидаем зиму. Смена вех. Смена всех. Смена в смех. Зимний мех. я сказала ему глазами чтобы он снова спросил да и тогда он спросил меня не хочу ли я да сказать да мой горный цветок и сначала я обвила его руками да и привлекла к себе так что он почувствовал мои груди их аромат да и сердце у него колотилось безумно и да я сказала да я хочу Да. Не страна, а симфония.

 

Юрий КУВАЛДИН