December 25th, 2011

КАК

Как выглядит флейта? Как выглядит гобой? Как выглядит фортепьяно? Как выглядит виолончель? Как выглядит скрипка? Как выглядит фагот? Как выглядит альт? Как выглядит труба? Как выглядит арфа? Как выглядит кларнет? И далее. Каждому инструменту нужно разрешить подать свой голос. Когда? Сначала те. Потом эти. Но будут ли тебе интересны те? А эти? Инструменты оркестра, как актеры театра, получают свои роли в пьесе, которую написал композитор. Разнородное скомпоновал и распределил. Мир физических действий превращается в то, что ни один инструмент не в состоянии создать и понять. Вон там, в конце зала, скрипнуло кресло. И – взмах писателя – текст симфонической многозначностью извлекается из букв, как из нот. Физическое переходит в метафизическое. Музыка становится словом. Без слова музыка мертва. Чьё это произведение исполняется по радио? Гадаем. Гайдн, Шнитке, Рахманинов, Берлиоз? Но Берлиоза зарезал трамвай! Стираем слова «Гайдн», «Шнитке», «Рахманинов», «Берлиоз». Нет этих слов, играет оркестр немую музыку – без композиторов, без исполнителей. Исполнителей вообще по радио определить невозможно. Рабы Божьи. Никто. Без музыки. Тишина.

 

Юрий КУВАЛДИН