October 20th, 2011

ТОВАР

Обратите внимание на постепенное исчезновение писателей в том виде, в котором они стригли купоны в совке, выдавая на гора тысячи книг о парткомах и рабочем классе, лакировочных, придуманных, написанных мертвым языком социалистического реализма. Даже попса, вставшая на место этой социалистической макулатуры в виде написанных бригадами романов под женскими именами, перестала продаваться, что наводит ужас на так называемых издателей, не прочитавших в жизни ни одной книги и бреющих свой череп под Котовского. Бритоголовые бандиты в книжном деле - это те же большевики с «Матерью» и «Железным потоком». Они постоянно организуют книжные ярмарки, встречи «авторов» с покупателями в книжных магазинах. Все эти ярмарки организуются только ради того, чтобы сбыть ненужный товар доверчивым телезрителям. Потому что читатели всегда стороной обходили и соцреализм и попсу.

Юрий КУВАЛДИН

ЛЕСИН, УФЛЯНД И ГЛАЗКОВ

Поэт Евгений Эдуардович Лесин родился 15 декабря 1965 года в Москве. Окончил Литературный институт им. М.Горького. Ответственный редактор приложения "Экслибрис" "Независимой газеты". Член Союза писателей Москвы. В “Нашей улице” публикуется с 1-го пилотного 1999 года номера.

 

В последнем «Экслибрисе» (от 20 октября сего 2011 года) поэт Евгений Лесин, что не от мира сего, прекрасно пишет о поэте Владимире Уфлянде, что тоже не от мира нашего, и так пишет, как нужно для сближения с избранными на облаках вечности, изредка надевая на себя тельняшку, чтобы уж сразу было видно, что их и нас мало избранных, умеющих писать так, как никто до них и до нас не писал, просвечивая даже табуированную лексику новым смыслом божественной принадлежности. Вот так, а не иначе обозревает облако великих и никому не равных Евгений Лесин:
«Мне очень хотелось бы сравнить Уфлянда с Венедиктом Ерофеевым (24 октября у него очередная годовщина, см. в текущем номере на 5-й стр. эссе о нем Марьяны Силаевой), но нет. В самом деле, общего мало. Уфлянд, мне кажется, не алкоголик, может быть, пьющий, даже, возможно, сильно пьющий, но не более. И хотя Ерофеев (род. 1938) его ровесник, ближе всего – и по поэтике, и по отношению к жизни, почве, судьбе, искусству – к нему Николай Иванович Глазков (1919–1979). Не Олег Григорьев (1943–1992), кстати, ленинградец, тем более сидевший, правда, больше (если не ошибаюсь, года два, за тунеядство). Нет, не Григорьев. А именно Николай Глазков. Уфлянд и был таким ленинградским Глазковым. В Москве Глазков, в Ленинграде Уфлянд. Примитивистский, скомороший стиль, великолепная форма, удивительная своей виртуозностью рифмовка. И глубоко личное ко всему отношение».

В продолжение начатого, подчеркиваю важнейшее качество в Евгении Лесине, проявляющееся во всех его произведениях: быть ни на кого не похожим, писать так, как только он один хочет, может и умеет.

 

Юрий КУВАЛДИН

 

Читать Лесина об Уфлянде полностью:

У пивного ларька