October 15th, 2011

ГОЛУБЫЕ ГЛАЗА

Удивительное устройство у человека – глаза. Особенно мне нравятся глаза голубые, и женские. В них вдоволь неба, а стало быть, если вдуматься и приглядеться, любви. Карие глаза, как правило, лишены выразительности, нет ясного взгляда через зрачок, ибо он слит с радужной оболочкой. Оттого так многих пугает взгляд цыганок, но которые мой острый взгляд лазерного зрачка в голубой радужной оболочке не могут переносить, и, когда я иду прямо на них, не отводя взгляда, опускают свои «очи чёрные» и расступаются в стороны, опасаясь, что я сейчас вытрясу из них все пятаки, добытые непосильным трудом вымогательства и обмана, того самого вымысла, над которым до сих пор обливается слезами Александр Пушкин. Великий Моше (Моисей, Мошков, Москов, Томск, Омск, Мск, Мозг, Мечеть и т.д.) не только создал первый язык на земле, но он еще породил такое любимое многими людьми мошенничество. А, впрочем, это ведь выдумщики, как Юрий Кувалдин, Федерико Феллини, Федор Достоевский, Андрей Платонов, Михаил Булгаков, Осип Мандельштам, Александр Мень… - этот список никогда не закончится, потому что имя нам легион! А после этого можно и спросить устами Понтия Пилата, Порфирия Петровича, одним словом, устами ПП: что есть истина?!

Юрий КУВАЛДИН

КРЕЩЕНИЕ

Алексей Михеев-Верхов родился 8 апреля 1948 года в Новосибирске. Окончил Новосибирский педагогический институт. Автор книг прозы: "От первого лица" ("Советский писатель", 1990), "В поисках сущности" ("Молодая гвардия", 1988) и др. Печатался в журналах: "Континент", "Новый мир", "Смена" и др. С "Нашей улицей" сотрудничает с № 9-2003, в котором опубликовал повесть “Дорожный роман”.

Михеев одиноко ходил по земле в поисках идентификации, но никто его не узнавал, и терялся Михеев среди тысяч и тысяч двойников, таких же как и он Михеевых, не читавших «Двойника» Фёдора Достоевского. Даже приставленное к фамилии Михеев имя Алексей не помогало, поскольку и Алексеев Михеевых в России развелось столько, что отличить их друг от друга не представлялось никакой возможности, как воробьев или как грачей. И встретился ему вдруг на путях литературных креститель Юрий Кувалдин, и нарёк его для индивидуализации, для опознания Михеевым-Верховым, и стал сразу отыскиваем в интернете замечательный новосибирский писатель Алексей Михеев-Верхов.

Юрий КУВАЛДИН

ЛУЧШИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ 15 ЛЕТ НАЗАД

ИТОГОВЫЙ ХИТ-ЛИСТ 1996


  • Дмитрий ЛИПСКЕРОВ. Сорок лет Чанчжоэ. «Новый мир», №№ 7, 8, 1996.
  • Виктор ПЕЛЕВИН. Чапаев и Пустота. «Знамя», №№ 4, 5, 1996.
  • Борис ЕКИМОВ. Два рассказа. «Новый мир», № 2, 1996.
  • Алексей СЛАПОВСКИЙ. Гибель гитариста. «Звезда», № 1, 1996.
  • Петр КОЖЕВНИКОВ. Не отвергни меня... Повесть. «Звезда», № 7, 1996.
  • Вячеслав ПЬЕЦУХ. Сценки из деревенской жизни. «Знамя», № 3, 1996.
  • Дмитрий БАКИН. Стражник лжи. «Знамя», № 1, 1996.
  • Анатолий АЗОЛЬСКИЙ. Клетка. «Новый мир», №№ 5, 6, 1996.
  • Юрий КУВАЛДИН. Поле битвы -- Достоевский. Повесть. «Дружба народов», № 8, 1996.
  • Нина ИСКРЕНКО. После. Стихи. «Знамя», № 3, 1996.
  • Переписка Марка Алданова и Владимира Набокова. «Октябрь», № 1, 1996.
  • Сергей АВЕРИНЦЕВ. Моя ностальгия. «Новый мир», № 1, 1996.
  • Томас МАНН. Из дневников. «Новый мир», № 1, 1996.
  • Юрий АРАБОВ. Механика судеб и механика замысла. Сценарий жизни Пушкина. «Киносценарии», №№ 3, 4, 1996.
  • Лидия ЧУКОВСКАЯ. Записки об Анне Ахматовой. «Нева», №№ 8 -- 10, 1996.

Огонек: ЛЮБИТЕ ЛИ ВЫ ЕЩЕ ЛИТЕРАТУРУ В 1996 ГОДУ И ПОЧЕМУ?