September 24th, 2011

КАРТИНА




Спрашивают, снятся ли мне сны? Отвечаю, что снятся сны каждый день, и такие сны, которые становятся моими художественными произведениями. Федор Тютчев говорил, что вся жизнь есть сон. Я с ним согласен. Федерико Феллини все свои фильмы называл снами. И с ним я тоже согласен. Вот сегодняшний сон. Вдруг изображение почернело, как будто закоптилось печной сажей, напомнило черный бархат, такой большой квадрат на белом фоне снега, и на этом мрачном квадрате, чуть выше центра, стала проявляться чья-то седая голова, край белой рубашки, галстук. Голова удалилась в глубь картины, и от головы начал расти клиновидный стол - там, в перспективе, узкий, а на переднем плане - широкий, от одного до другого угла картины. Черный фон, в глубине картины - белая голова при галстуке, и от нее на зрителя, как поезд, ползет стол, за которым заседают. Но стульев не видно, потому что “заседатели” не нуждались в них, ибо по обеим сторонам стола стали расти прямо из столешницы, как шампиньоны в подвале, головы, с разными прическами и выражениями лиц. Они вырастали до подбородка и замирали, и эти головы казались отрубленными. На этом месте я проснулся, и пошел к компьютеру записывать сон.



Юрий КУВАЛДИН