August 27th, 2011

ПАРАДОКС

В моей повести “Ворона” звучат и стихи. Как же без них? Без них не обходится почти ни одна моя вещь. Я вставляю их в свою прозу, в уста своих героев, и таким образом пропагандирую поэзию, причем не только известных поэтов, но и таких, которых мало кто знает, но которых он считает новыми классиками нового времени. В повести “Ворона” звучат стихи не Пушкина и не Есенина, и даже не Евтушенко и не Вознесенского и не Беллы Ахмадуллиной... Старый актер Александр Сергеевич - своим “бархатным голосом” - читает стихи поэта “потерянного поколения” Евгения Блажеевского про “железной страны золотую пору”, которые я вложил в уста своему литературному герою Александру Сергеевичу (а если бы не я, то откуда бы Александр Сергеевич взял эти стихи?):

Веселое время!.. Ордынка... Таганка...
Страна отдыхала, как пьяный шахтер...

“Вы читали Пруста?” - спрашивает Миша у Александра Сергеевича. - “Кто это?” – удивляется Александр Сергеевич. - “Понятно”. Всемирно прославленного писателя Пруста артист не читал, а почти никому (в кругу широких масс) не известного поэта Евгения Блажеевского он знает и читает наизусть. Такой вот у меня получился парадокс.

Юрий КУВАЛДИН

РАЗЪЯСНИТЕЛЬНАЯ РАБОТА В МАССАХ

Хуй – это великое и священное имя Бога-отца. Имя Хуй запрещено произносить еще жрецом фараона Эхнатона (который и есть Бог Хуй – Яхуй Тон, иными словами Хуй Бог). Не произноси Имя Господа всуе! Вести разъяснительную работу о нашем великом Боге Хуе-отце и его сыне Хере (Херосе, Хере Боге нашем) нужно в массах постоянно, чтобы тайное стало явным. А явное и само потом станет тайным.

Юрий КУВАЛДИН