August 21st, 2011

ЭМИЛЮ СОКОЛЬСКОМУ: НИКОГДА НЕ ПИСАТЬ О СТИХАХ

В частности, отступаясь от стихов и говоря о прозе, критик Эмиль Сокольский писал о моем романе «Родина»: «"Родина" - сложный роман, едва ли не самый сложный из всего написанного Кувалдиным; здесь действуют живые Достоевский, Булгаков, Порфирий Петрович, Пилат, Качалов, Чичиков, Саврасов, Юрий Левитан, Исаак Левитан, Воланд, Шукшин, Гоголь, здесь оживают символы России (я ни в коем случае не провожу параллель с примитивно-претенциозной живописной "публицисткой" Ильи Глазунова). Кувалдин, по его собственному признанию, освобождает понятие "родина" от сусальной фальши и сочиняет новую, постмодернистскую религию. Его постмодернизм - не увлечение модной ныне центонностью (хотя и она имеет место), не "прикольная" мешанина из деятелей разных эпох; его постмодернизм - особый, кувалдинский: Время, в котором все люди, на которых держится наша культура, вместе и запросто общаются, общаются и их персонажи, не менее реальные, чем сами сочинители ("А наша жизнь - это жизнь литературных героев?" - спрашивает героиня романа у Раскольникова), Время, в котором литература не делится на эпохи и периоды. И снова Кувалдин говорит о "запойности" в творчестве ("Ни один трезвенник ничего не создал, что может сердце разорвать. Я грачей для разрыва сердца нарисовал. Они мне разорвали сердце. Я плакал, когда рисовал эту картинку", - говорит Саврасов), снова рассуждает о тех, кто слепо поклоняется идолам... Его героиня - доцент кафедры истории КПСС старуха Щавелева, свихнувшаяся от этой самой истории, - случайно убивает свою мать (Родину-мать) и, похоронив ее на Ваганьковском кладбище, остается фанатично преданной идеалам марксизма-ленинизма. Но прожитая жизнь кажется ей бессмысленной. "Лишь один выдающийся половой акт с секретарем райкома ...на столе был в ее жизни настоящим событием. Но разве расскажешь об этом событии людям?" В магазине "Интим" она покупает огромный фаллос, а потом путем непорочного зачатия рождает от Ленина желанного ею Нового Русского Бога, мальчика, которого по решению Сталина называет Ругором (Русской Гордостью). Весь роман - это бред, запредельность, это, если угодно, шизофрения, которая, как говорит автор, только и двигает мир. Кажется, после "Родины" автору можно бы уже ничего и не писать. Но Кувалдин неистощим, и каждое его очередное крупное произведение - будто дает мощный заряд следующему, рождающемуся».
Центонный постмодернистский призыв мой к Эмилю Сокольскому заключается только в одном: писать всегда о художественной прозе, и никогда не писать о стихах.



Юрий КУВАЛДИН

ЯСТРЕБ НАД ДОБЫЧЕЙ ВИКТОР ТОПОРОВ-65






На снимке (слева направо): Юрий КУВАЛДИН и Виктор ТОПОРОВ (2002)




И он всегда, как ястреб, нацелен на добычу. Огненные строки Виктора Топорова выжигают дотла имитационную литературу, вроде той, которая прописалась в "Новом мире" (Андрей Василевский, Руслан Киреев, Михаил Бутов, Сергей Костырко, Ольга Новикова и др.), в "Знамени", позорном советском цекашном журнале, рассаднике тупоумия и мракобесия, силами новых сотрудников в лице Григория Бакланова (который не напечатал, испугался, работу Мезенцева о том, что Михаил Шолохов не просто вор, а еще и тип, который даже в изготовлении плагиата "Тихого Дона" не принимал никакого участия, так как был неграмотным, а всю работу делал тесть Петр Громославский), даже Владимир Лакшин побывал в этом "Знамени", и я Лакшина не узнал - таким он стал кондовым номенклатурщиком, и нынешние Наталья Иванова, бывшая невестка Анатолия Рыбакова, и Сергей Чупринин не просто отстали от века, но абсолютно не представляют из себя ничего за пределами редакции, о чем хлестко написал Виктор Топоров: «В традиционных толстых журналах работают (а главное, задают тон) третьестепенные люди с пятистепенными вкусами… Причем служивая серость сидит в журналах долгими десятилетиями и не забывает воспитать себе точно такую же смену...» «Над умами она [Наталья Иванова] властвует лишь на квадратных метрах собственного кабинета (потому что в соседнем сидит занятый практически тем же Чупринин)....»
Явление Виктора Топорова в нашей литературе ярко высветило истинные ценности на огромном фоне вторсырья в лице упомянутых «Нового мира» и «Знамени».
Виктору Топорову 9 августа исполнилось 65 лет. И он всё тверже пишет буквы отваги и ярости.






Юрий КУВАЛДИН

ИХ ВЫРАСТИЛ СТАЛИН К УЖАСУ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

НЕ АВТОР НИЧЕГО НЕГРАМОТНЫЙ МИХАИЛ ШОЛОХОВ

Шолохов в силу неграмотности не писал ни заметок, ни репортажей, ни очерков, ни рассказов, ни повестей, ни фельетонов, ни романов - всё это делали за него другие люди, сначала - Громославские, а позже специально выделенные ЦК КПСС люди (по распоряжению Суслова), например, приветствие вновь открывавшемуся журналу "Литературная учеба" в начале 1978 года от лица Шолохова написал сын Приймы, Алеша, поэт, принесший стихи для публикации. С 1974 года Шолохов вообще был в маразме, ибо его хватил удар от публикации в ИМКЕ-ПРЕСС "Стремени "Тихого Дона" с предисловием Солженицына.
Роман "Тихий Дон", исковерканный Петром Громославским, написан великим русским писателем Федором Дмитриевичем Крюковым (1870-1920). Женив Михаила Шолохова на своей дочери Марии, чтобы гонорар шел к нему, Петр Громославский поставил над романом Фёдора Крюкова имя неграмотного Михаила Шолохова. Дело пошло под охраной ЧК и ставленника ЧК в РАППе и в журнале "Октябрь" Александра Серафимовича Попова - Александра Серафимовича.

Юрий КУВАЛДИН

Блог Вечного головастика


23 октября 2010 в 12:48

Улица Мандельштама





Дошла
очередь и до книжного шкафа…И он благодарный за заботу подложил мне
подарок - Повести Юрия Кувалдина "Улица Мандельштама"… Книгу 1989 года рождения …
Что бы и вас немного заинтриговать и порадовать…напишу только оглавление… и одну цитату самого автора…






1. "Давайте с веком вековать"- (предисловие Фазиля Искандера)
2. Улица Мандельштама(повесть о стихах)
3.Стань кустом пламенеющих роз.
4.Записки корректора.
5.Трансцендентальная любовь.
6.Пьеса для погибшей студии.
7. Вместо послесловия.


Я замерла, когда пересчитала…нет поставы.Их СЕМЬ!Вам на счастье!




"За всю жизнь, встречая людей ежедневно и ежечасно, я, однако, не встретил
ни разу субъекта, который бы был озадачен вопросом: что же наконец
представляет собою жизнь, какой смысл всех явлений? Раз человек - не
хозяин жизни и всё его искусство состоит лишь в том, что он ловко
отражает беды, то он вправе в конце концов иронически взглянуть на
жизнь и тем доказать своё превосходство перед непонятной вечностью".


Юрий Кувалдин


Постоянная ссылка     Метки: кувалдин







АНДРЕЙ МАКАРОВ ВЫШЕЛ К ИСТОКАМ "ТИХОГО ДОНА" ФЁДОРА КРЮКОВА





На снимке: главный исследователь романа "Тихий Дон" Андрей Глебович Макаров,
потомственный дворянин



Андрей Глебович МАКАРОВ (1949 г.р.), выпускник МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат физико-математических наук, генеральный директор НИЦ «АИРО-ХХI». С 1989 г. занимается (совместно с С.Э.Макаровой) проблемой авторства романа «Тихий Дон», а так же творчеством писателя Ф.Д. Крюкова, которого рассматривает как одного из основных претендентов на авторство романа. С 2001 г. издает и редактирует серию «АИРО – Исследования по проблеме авторства “Тихого Дона”».


Серия «АИРО – Исследования по проблеме авторства “Тихого Дона”».
Выпуск 1.
А. Г. Макаров, С. Э. Макарова. Цветок-Татарник. В поисках автора «Тихого Дона»: от Шолохова к Крюкову. – М., АИРО–ХХ. 2001.
Выпуск 2.
В углу: начало гражданской войны глазами русских писателей. П. Н. Краснов. Ф. Д. Крюков. И. А. Родионов. М., АИРО–ХХ. 2001. Сост. А. и С. Макаровы.
Выпуск 3.
Федору Крюкову, певцу Тихого Дона. – М., АИРО–ХХ. 2003. (Родимый край, У.-Медв., 1918 г.; А. А. Заяц. Биография писателя Федора Крюкова. Вступ. ст. А. и С. Макаровы)
Выпуск 4.
Ф. Крюков. Булавинский бунт (1707–1708 гг.) Этюд из истории отношений Петра Великого к Донским казакам. Неизвестная рукопись из Донского архива писателя. – М.: АИРО–ХХ; СПб.: Дмитрий Буланин. 2004.
Выпуск 5.
В. И. Самарин. Страсти по «Тихому Дону». Заметки на полях романа. Приложение. (К выходу книги Ф. Ф. Кузнецова «“Тихий Дон”: судьба и правда романа») А. Г. Макаров, С. Э. Макарова. Неюбилейные мысли. Удалось ли научить «шолоховедов» работать? – М.: АИРО–ХХ. 2005.
Выпуск 6.
И. Б. Каргина. Букет бессмертников. Константин Каргин и Михаил Шолохов: неизвестные страницы творческой биографии. – М.: АИРО–ХХI. 2007.
Выпуск 7.
Загадки и тайны «Тихого Дона»: двенадцать лет поисков и находок. – М.: «АИРО–XXI». 2010 г.
Выпуск 8.
И. Б. Каргина. Горечь полыни. Пропавший в «Поднятой целине». – М.: АИРО–ХХI. 2010.
Вне серии
Загадки и тайны «Тихого Дона». Итоги независимых исследований текста романа. 1974–1994. т. 1. – Самара: P.S.-пресс. 1996.
И. А. Родионов. Наше преступление. – М.: Голос. 1997.
М.Т.Мезенцев. Судьба романов. – Самара: P.S.пресс, 1998.
А. Г. Макаров, С. Э. Макарова. Вокруг «Тихого Дона»: от мифотворчества к поиску истины. – М.: «Пробел», 2000.
«В тени “Тихого Дона”. Жизнь и творческая судьба Федора Крюкова».
Серия «АИРО–Научные доклады и дискуссии. Темы для XXI века». Вып. 20. М.: АИРО–ХХI. 2007.
И. А. Родионов. Забытый путь. – М.: АИРО–ХХI. 2007.

Ф. Д. Крюков. Обвал. Смута 1917 года глазами русского писателя. – М.: АИРО–ХХI. 2009.

Пожелание

Оригинал взят у trifonow в Пожелание

Собственный стиль,
собственный язык художника












В своем творчестве мне хочется оставаться на тонкой грани между предметным реализмом и фигуративной абстракцией.
Я далек от желания создавать чистую абстракцию, из-за технического обезличия автора - в магазинах давно продаются высококачественные абстрактные принты на холстах, сделанные компьютером. 
Но мне также не интересен голый реализм, может быть за исключением моих натюрмортов с бутылками. Реализм с успехом заменила фотография.









Александр Трифонов "Театр". 100 х 80 см. 2011