August 18th, 2011

АКТУАЛЬНЫЙ

Или вот рассказывается история разграбления «Московским комсомольцем» бывшего издательства «Советский писатель» на Поварской. Развязный и пошлый «Московский комсомолец», где правит неизменный совок и комсомолец, да еще и учредитель «Московского комсомольца» - Гусев Павел Николаевич, не только оприходованьем чужой собственности занимается, он еще печатает невменяемого Льва Колодного, продолжающего верить в то, что неграмотный Михаил Шолохов в 20 лет написал «Тихий Дон», когда уже всему миру известно, что «Тихий Дон» написал классик Дона Федор Дмитриевич Крюков. За такой печатный маразм Гусева нужно выносить ногами вперед, как последнего комсомольца СССР.

Юрий КУВАЛДИН

НЕУТОМИМЫЙ ЮРИЙ КУВАЛДИН НА ДОЗОРЕ

Оригинал взят у emil_sokolskij в ЮРИЙ КУВАЛДИН НА ДОЗОРЕ

Подчас крутой, жёсткий в суждениях Юрий Кувалдин понимает: в литературе не должно быть обид и ссор. Поскольку они, в отличие от литературы, сиюминутны, смертны. Причём понимает это на практике. В то время как «нежёсткие», тактичные, милые люди свои размолвки растягивают на года.

Кувалдин основал журнал «Наша улица» для того, чтобы печатать, помимо известных, людей талантливых, подающих надежды, и даже сделать из них писателей. Интересные имена старался раскрутить, разрекламировать, говорил много добрых слов, поддерживал начинающих, требовал от них новые тексты, печатал оперативно (некоторые – совсем немногие – действительно стали писателями, большинство – занялись более «важными» делами, растворясь в безымянной толпе живущих повседневностью). И не упускал из виду тех, с кем свела его литературная судьба, ревностно следя за ними. (Я условно говорю в прошедшем времени, хотя всё это и есть и будет). К слову, многие из «тех» никогда не отвечали взаимностью: Кувалдина, в свою очередь, нигде не упоминали, и о нём – забывали. Это кто – критик Топоров сказал, что в литературе благодарить не принято? Тоже мне законодатель…

«Значительно улучшился содержательно и художественно живой журнал Эмиля Сокольского, потому что он от других людей, в основном рифмоскладов, смело пошел к себе, где и крылась философская наблюдательность и писательская оригинальность» (запись в ЖЖ от 18 августа). Спасибо, Юрий Александрович, что писательски оцениваете мой дневник. Но я ведь не зря заговорил о «Нашей улице». Вы творите литературный процесс, я – слежу за ним. И время от времени он меня радует. Поэзией особенно, прозой – реже. «Радикальные» замечания в свой адрес у меня не вызывают протеста и стремления к отпору, никогда. А в адрес других… как же не отреагировать, если они высказываются в открытом пространстве. Поэты ведь хорошие. Да: и ведь их стихи – это тоже я. Так что никуда я от себя не уходил. И не уйду.

                         


А вот то, что Эмиль Александрович всё-таки стелет себе соломку, чтобы опять упасть до какого-нибудь стихогона, меня чрезвычайно настораживает и огорчает. Со стихоплетами Эмиль Сокольский как бы теряет себя, теряет цвет, стиль и мысль, попадает под бесцветный каток графоманов, не стесняющихся писать стихи, хотя это делать неприлично. Я всё-таки жду от Эмиля Сокольского глубоких размышлений его собственной обработки, без привлечения стихующих! Хорошее тут получилось окончание: "...хующих!"

Юрий КУВАЛДИН