August 16th, 2011

Филипп Копачевский в фонде А.И. Солженицына "Русское зарубежье" январь 2006 года

Среди каникулярной после рождественских праздников спячки января 2006 года в литературной жизни столицы кое-что стало происходить. Скажем, в Центре русского зарубежья при Фонде Солженицына прошла презентация первого в этом году номера журнала
«Наша улица». На самом деле это семьдесят пятый номер, если верить данным на обложке, но для вашего покорного слуги, к его стыду, он действительно стал первым.
Это издание – выразительный пример того, что можно бы назвать журналом одного автора – по аналогии, скажем, с театром одного актера. Поскольку его издателем, редактором и самым плодовитым автором является один и тот же человек – писатель Юрий Кувалдин.
Блистал на вечере 15-летний пианист Филипп Копачевский, великолепно исполнивший произведения Пауля Хиндемитта.


Играет Филипп Копачевский


Алена Галич


Писатель и драматург Андрей Яхонтов


Академик Слава Лён


Пианист Филипп Копачевский


Пианист Филипп Копачевский


Пианист Филипп Копачевский


Пианист Филипп Копачевский


Пианист Филипп Копачевский


Художник Александр Трифонов, поэт Кирилл Ковальджи, поэтесса Нина Краснова


Пианист Филипп Копачевский


Во втором ряду - Венедикт Венедиктович Ерофеев, сын автора поэмы "Москва-Петушки"


Выступает Андрей Яхонтов


Выступает академик Слава Лён


Новенький рояль "Бехштейн", которым обзавелся фонд, был тут же опробован 15-летним учеником Центральной музыкальной школы Филиппом Копачевским, надеждой новой русской фортепьянной школы. Он исполнил сонату Пауля Хиндемита, написанную в память поэта Райнера Мария Рильке


Лидер Третьего Русского авангарда художник Александр Трифонов


Поэт Вячеслав Куприянов читает новые переводы из Рильке


Слава Лён

Бронтозавры советского века
Поэт Слава Лён систематизировал творческий хаос

Игорь Шевелев
"Российская газета" - Федеральный выпуск №3971
14.01.2006, 01:00

В доме "Русское зарубежье" рядом с метро "Таганская" состоялась презентация первого номера за 2006 год ежемесячного литературного журнала "Наша улица". Он посвящен концепции "Бронзового века русской культуры (1953-1987)" московского поэта и ученого Славы Лёна.
Доктор наук, поэт и прозаик, участник знаменитых семинаров философа Георгия Щедровицкого 80-90-х годов Слава Лён систематизировал поле русской поэзии послесталинской эпохи. Он назвал это время бронзовым веком, продолжающим Золотой век пушкинской поры и Серебряный век русской культуры начала ХХ века. А датирует его историческим промежутком между смертью Сталина и посадкой самолета Матиаса Руста на Красной площади.
Надо сказать, что Слава Лён (род. в 1937 году) сам был активным участником русского андеграунда той поры. О его культуртрегерских поездках между Москвой и Питером в 60-е годы, соединявших молодых поэтов двух культурных столиц России, рассказывал на вечере поэт и писатель Анатолий Найман. То, что диссидентство и свободолюбие той поры начиналось со стихов, доходчиво объяснил писатель и политик Эдуард Лимонов. Помимо хранения и распространения "сам- и тамиздатской" литературы, за что находился под колпаком КГБ, Слава Лён с конца 70-х годов являлся соредактором двуязычного литературного альманаха Neue Russische Literatur, издаваемого в австрийском Зальцбурге, - вещь для тех лет небывалая. Так что неудивительно, что именно он сейчас ведет в библиотеке фонда русского зарубежья регулярные еженедельные вечера, посвященные "классикам бронзового века". Тем более что десятки поэтических групп и объединений тех лет Лён, как настоящий ученый-систематизатор, типологизировал по четырем стиховым системам - от классической (Бродский и другие) и верлибра (Айги и другие) до концепта (Сапгир, Холин и другие) и квалитизма (Хвостенко, Соснора, Лён и другие).
Систематизация культурного слоя, предложенная поэтом-ученым, стала удачной идеологической основой журнала современной русской литературы "Наша улица", уже восьмой год издаваемого московским писателем и критиком Юрием Кувалдиным. Совершенно нешумный и потому малоизвестный широкой публике, этот журнал готовит между тем уже 75-й свой номер, посвященный, кстати, жизни и творчеству Венедикта Ерофеева. Именно подобные издания, объединяющие творчески близких людей, и взрыхляют плодоносный культурный слой, придают разнообразие и многомерность окружающей нас жизни. В западных странах такие литературно-художественные периодические издания исчисляются сотнями. В России они пока единичны, и судьба их на фоне крутой нефтегазовой вертикали власти зачастую плачевна.
Так что, может, не случайно праздники на "Нашей улице" проходят пока под крышей солженицынского фонда "Русское зарубежье". Но гнездышко здесь свито уютное. В небольшом зале выступали авторы журнала - поэты Александр П. Тимофеевский, Кирилл Ковальджи и только что приехавший из Германии Вячеслав Куприянов, прозаики Андрей Яхонтов и Виктор Широков. А новенький рояль "Бехштейн", которым обзавелся фонд, был тут же опробован 15-летним учеником Центральной музыкальной школы Филиппом Копачевским, надеждой новой русской фортепьянной школы. Он исполнил сонату Пауля Хиндемита, написанную в память поэта Райнера Мария Рильке.
А впереди еженедельно по средам предстоят новые обсуждения концепции бронзового века русской культуры, выступления бронтозавров, творческие вечера и презентации. Из ближайшего стоит выделить вечер 25 января, посвященный памяти поэта Иосифа Бродского (1940-1996), десятилетняя годовщина смерти которого будет отмечаться в конце января.


Федор Крюков как автор "Тихого Дона"

Оригинал взят у andrey_trezin в Федор Крюков как автор "Тихого Дона"

НЕКОТОРЫЕ СЛОВА И ВЫРАЖЕНИЯ,
ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО ВВЕДЕННЫЕ В ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБИХОД ФЕДОРОМ КРЮКОВЫМ
И ПОПАВШИЕ В «ТИХИЙ ДОН» 
(вариант исправленный и дополненный 10 мая)

п/ж – наиболее характерные примеры;
в большинстве случаев первый по хронологии после Крюкова пример – из ТД

АВСТРИЦКИЙ/АВСТРИЦ; АРЖАНЕЦ; АРЖАНОЙ; БЕДСТВОВАТЬ (чем-либо); БОГОРОДИЦКАЯ/БОГОРОДИЦЫНА ТРАВКА; БРИЦА; БРУНЖАТЬ/БРУНЧАТЬ; БРУХАТЬСЯ; ВАЖИТЬ; ВАКАН; ВАТЛАТЬ; ВЗВОЛДЫРЯТЬ; ВОРЯГА; ВСЧЕТ (предлог); ГАМУЗОМ; ГЛЯ-КА; ГОЛОС (аргумент); ГОЛЫЗИНА; ГУНЬЁ; ДЕЛЯНА; ДУРНОПЬЯН; ЕНДОВА; ЕРОПЛАН; ЖАДОБА; ЖАЛКИЙ (милый, дорогой); ЖАЛКОВАТО; ЖАЛКОВАТЬ; ЖАЛМЕРКА; ЖИЗНЯ; ЗАБУРУННЫЙ; ЗАГРОЗИТЬ; ЗАЖМУРКОЙ; ЗАМСТИЛО (и вообще «замстить»); ЗАПЕСНЯЧИТЬ; ЗАРЕМИЗИТЬ (кого-либо, но не себя); ЗАТИШЕК; ЗЕБРЫ (горло); КАЗАЦТВО; КАНУННИЦА; КАПРЫЗНЫЙ; КВЕЛИТЬ; КИЗЕК (до Крюкова и ТД только «кизяк» или «кизик»); КЛАДКА (свадебный обычай); КЛЁКЛЫЙ; КОБАРГА/КОБАРЖИНА; КОЛГОТА/КОЛГОТИТЬСЯ; КОЛОВЕРТЬ (после Крюкова в названии рассказа Шолохова; 1925 г.); КРАСНОТАЛ; КРАСОВАТЬСЯ (в знач. ‘любоваться’; орловск); КУГА/КУГА ЗЕЛЕНАЯ (о молодом казаке); КУЛАГА; КУМЫЛГА (речка, впадающая в Хопер); КУРГАШЕК; ЛИБИЗАЦИЯ/НАБИЛИЗАЦИЯ и НИБИЛИЗОВАННЫЙ;  ЛОБОВОЙ (первоочередной);  МАШТАК; МАШТАКОВАТЫЙ; МНОГОГЛАЗАЯ; МОРЩЁНЫЙ; НАКЛЁСКА; НАСЕКА; НЕМО (‘глухо’); НЕ СОЗНАЮ’ (не признаю’); НУТРЁ; ОВСЮК/ОВСЮГ; ОГРЕБАТЬСЯ/УГРЕБАТЬСЯ (ВЕСЛОМ ИЛИ РУКАМИ); ОТСТУП; ОХЛЮПКОЙ; ОЧУНЕТЬСЯ; ОЩУПКОЙ; ПЕРВЕЮЩИЙ; ПЕРЕВСТРЕНУТЬ (нет ни в ДС, ни в СРНГ); ПЕРЕКАЗАТЬ; ПЕСТАЯ; ПОВИТЕЛЬ; ПОДГОЛАШИВАТЬ; ПОДЖИЖКА; ПОДЖИТЬСЯ; ПОДХОДИМО/ПОДХОДИМЫЙ; ПОЛОХНУТЬСЯ; ПОЛЧАНИН; ПОЧУНЕТЬ/ПОЧУНЕТЬСЯ; ПРИКЛАДОК; ПРИСУЧИВАТЬСЯ; ПРИХВАЧЕННАЯ ЖАРОЙ ПШЕНИЦА/ХЛЕБА; ПРОКУДЛИВЫЙ/ПРОКУДНОЙ; ПРОСЛЫХАЛ; ПРЯНЕЦ; ПЫЛИЦА; РАЗНООБРАЗИЕ (в ироническом контексте); РАСТЕЛЕШИТЬ/ТЕЛЕШИТЬ; РЖАВЬ; РОЖАК; СЕМАК; СИБИРЁК; СЛУЖИВСКОЙ; СОМЯКА; СНУ НЕТ/СНУ НЕТУ; СПУСТИТЬ (отпустить); ССЛАНИВАТЬ (в незафиксированном в словарях значении ‘бить; бросать’); СТАРЫЙ ПРИЖИМ; СТРАМА; СУШНИК; ТЯГУЛЁВКА;  УЛЕШ («на улеши», хотя по словарю должно быть «на улежи»); ФУЛИГАН/ФУЛИГАНИТЬ; ФУРЧАНИЕ; ЧУЖБИННИК; ШАРОВАРИТЬСЯ; ШИБАТЬСЯ (бросаться); ШМУРЫГАТЬ; ШУМНУТЬ.

Список уточняется.Collapse )

 

Русская Вандея. Александр Голубинцев и Федор Крюков.

Оригинал взят у andrey_trezin в Русская Вандея. Александр Голубинцев и Федор Крюков.
 
              
На рисунке А. В. Голубинцев.
На фото Ф. Д. Крюков. 1918 г.


Тихий Дон – идиома из старинной казачьей песни (см. оба эпиграф к роману, где в одиннадцати песенных строках она звучит восемь раз) многократно использовалась Ф. Д. Крюковым даже еще и до раннего его очерка «На Тихом Дону» (1898).
Звучит она и в последних строках последней опубликованной заметки Крюкова: «…не отдавать батюшки Тихого Дона, единым сердцем и единою мыслью биться за него до конца и – победить или умереть у родного порога...» («Единое на потребу» 21 декабря 1919 / 3 января 1920). Именно эта идиома становится паролем и лозунгом Усть-Хоперского антибольшевистского восстания войскового старшины А. В. Голубинцева (1882–1963), который в своих мемуарах (Русская Вандея: Очерки Гражданской войны на Дону 1917–1920 гг. Мюнхен, 1959) приводит текст, ставший сигналом к выступлению 25 апреля 1918:

ВОЗЗВАНИЕ К ВОЛЬНЫМ ХУТОРАМ И СТАНИЦАМ ТИХОГО ДОНА
Ударил час. Загудел позывный колокол, и Тихий Дон, защищая свою волю и благосостояние, поднялся как один человек против обманщиков, угнетателей, грабителей мирного населения. <…> За Тихий Дон! За казачью волю!
Начальник гарнизона станицы Усть-Хоперской войсковой старшина Голубинцев. Начальник штаба подпоручик Иванов.


Полковник Александр Васильевич Голубинцев (1882–1963), командир 3-го Донского казачьего имени Ермака Тимофеевича полка.
«Участвовал в боях в Восточной Пруссии, Галиции, Карпатах, Полесье и Добрудже».
Это не строка из ТД, это из послужного списка Голубинцева.

Ср. в Первой части ТД: «Суждено было Григорию Мелехову развязывать этот узелок два года спустя в Восточной Пруссии, под городом Столыпином». И Третьей части о казаках: «Трупами истлевали на полях Галиции и Восточной Пруссии, в Карпатах и Румынии – всюду, где полыхали зарева войны и ложился копытный след казачьих коней». Тут же: «И многие голоса хлопочут над песней. Оттого и густа она и хмельна, как полесская брага» И первая фраза Четвертой части: «Тысяча девятьсот шестнадцатый год. Октябрь. Ночь. Дождь и ветер. Полесье». Тот же ряд, тот же боевой путь 3-го имени Ермака Тимофеевича полка и в начале Пятой Collapse )

Авторские тропы Федора Крюкова

Оригинал взят у andrey_trezin в Авторские тропы Федора Крюкова

Кто защитит поэта, у которого украли книгу?

Только его собственная поэтика.

Ниже – первая сотня авторских метафор и характерных вербальных конструкций Федора Крюков, попавших из его очерков и рассказов в «Тихий Дон». Уникальность данных примеров проверена по электронному Национальному корпусу русского языка.

http://ruscorpora.ru/search-main.html

Оговорюсь: это только заголовки словарных статьей, а подробности см. по адресу:

http://fedor-krjukov.narod.ru/slovar.htm

АРБУЗ ГОЛО/КОРОТКО ОСТРИЖЕННАЯ ГОЛОВА

БЕЛАЯ КОЛОКОЛЬНЯ В ЗЕЛЕНОЙ ПЕНЕ/МАРЕВЕ САДОВ

БЕЛЫЙ ЛОПУХ ГОЛОВНОГО УБОРА

БОНДАРСКИЙ КОНЬ (бочка) 

Collapse )

Некоторые слова, отсутствующие в 8 части "Тихого Дона".

Оригинал взят у andrey_trezin в Некоторые слова, отсутствующие в 8 части "Тихого Дона".
Восьмую часть "Тихого Дона" дописывали в 1940 году анонимные имитаторы. Многие слова, постоянно встречающиеся в романе, в последней части отсутствуют. Нет автомобилей и аэропланов, займищ и майданов, цыган и воробьев. И другого, другого, другого. Нет здесь и самого понятия «Тихий Дон».
Любопытно, что именно эту часть, тупую и бульварную, набитую идеологической туфтой и "самозаиствованиями" из первого тома и седьмой части, сегодня считают вершиной шолоховской прозы (Дмитрий Быков, к примеру).

Я не выискивал зияющие слова, просто при составления словаря обращал внимание на распределение лексического материала.
Таблица не претендует на полноту.
Collapse )

Об одной крюковской метафоре и истоках "Железного потока" Серафимовича

Оригинал взят у andrey_trezin в Об одной крюковской метафоре и истоках "Железного потока" Серафимовича

КРАСНЫЙ ВАГОН КАК КРОВАВАЯ АРТЕРИЯ СТРАНЫ И ПАСТЬ СМЕРТИ

(В "Тихом Доне" он же – «скотский».)

Чего не понимают плагиаторы (даже не столь примитивные, как малограмотный Шолохов, а вполне продвинутые, творчески-сальерианские)? Того, что текст обладает родовой памятью.
             Идею «Железного потока» Серафимовича обнаруживаем во фронтовом очерке Крюкова: «Снова смыкается бесконечный ремень. И снова я во власти этого покоряющего движения массы. Незаметная щепка, втянутая в могучий поток, – хочу ли я,  или не хочу этого, – я должен двигаться туда же, куда течет серая смола этого человеческого океана» и т. д. («В сфере военной обыденности. 1916»).

Эта метафора в несколько ином виде откликается и в «Тихом Доне»:

«Эшелоны... Эшелоны... Эшелоны... Эшелоны несчетно! По артериям страны, по железным путям к западной границе гонит взбаламученная Россия серошинельную кровь» (ТД: 3, VII, 289).

                Из этого-то "могучего потока" и "железных (железнодорожных у Крюкова) путей", обокрав покойного друга юности, Александр Серафимович и кроит свою не столько литературную, столько идеологическую поделку. (При этом его не смущает, что метафора разрушена и железный поток ставится с рельсового на тележный ход.)

А ключ к метафоре находим в одном из рассказов Крюкова: 

Collapse )

 

Крюков и "Тихий Дон": травы, цветы, деревья...

Оригинал взят у andrey_trezin в Крюков и "Тихий Дон": травы, цветы, деревья...

Выбираю десять "ботанический" параллелей из прозы Федора Крюкова и "Тихого Дона". Прошу прощения за повтор, но по причинам важным для композиции этого букета, не могу начать не с богородицыной травки:

БОГОРОДИЦКАЯ/БОГОРОДИЦЫНА ТРАВКА

Тимьян ползучий (обыкновенный) (Thymus serpyllum L.) – богородская трава, богородицына травка, чепчик богородишный, чабер, чебор, чебр, чербец, чабрец, чобрик, фимиамник, шебер, душевик, седник, крейдовник, тимьян и др. Название дано по цветам, напоминающим о цвете риз (мафория) Богородицы на православных иконах. 

Collapse )

 

Богородицкая травка, "Тихий Дон" и Федор Крюков

Оригинал взят у andrey_trezin в Богородицкая травка, "Тихий Дон" и Федор Крюков

БОГОРОДИЦКАЯ / БОГОРОДИЦЫНА ТРАВКА

Тимьян ползучий обыкновенный (Thymus serpyllum L.) – богородская трава, богородицына травка, чепчик богородишный, чабер, чебор, чебр, чербец, чабрец, чобрик, фимиамник, шебер, душевик, седник, крейдовник, тимьян и др.

Название дано по цветам, напоминающим о цвете риз (мафория) Богородицы на православных иконах.  

 «Цепкая и тягучая повитель с бледно-розовыми цветочками переплела желто-зеленый, только что начинающий белеть, ковыль; темнолиловая, высокая, с густым запахом богородицкая травка поднимала свою махровую головку из лохматого овсюка; зеленый красавец пырей с пушистой головкой и молодой чернобыль перемешались с желтым дроком, румяной червоницей и крепким, приземистым белоголовом» («Гулебщики»). – «Из сенцев пахнуло на него запахом перекисших хмелин и пряной сухменью богородицыной травки» (ТД: 1, III, 23);

При этом налицо реминисценция из рассказа Ипатьевской летописи под 1201 годом (Полное собрание русских летописей. М., 2001. Т. 2. Л. 245. Ст. 716), который к тому же отразился в стихотворении Аполлона Майкова «Емшан» (1874):

Collapse )

 

Лица старого прижима. К 80-летию Феликса Кузнецова

Оригинал взят у andrey_trezin в Лица старого прижима. К 80-летию Феликса Кузнецова


        

          Утратить Шолохова означает для нас в известном смысле примерно то же самое, что потерять Победу во Второй мировой войне…

                                                                                          Юрий Поляков. Литературная газета, № 20, 2005

           Любой человек, обладающий литературным словом (! – А. Ч.), прочитав произведения Фёдора Крюкова, которому приписывали авторство «Тихого Дона», увидит, что он к роману Шолохова не имеет никакого отношения.

                                                                            Феликс Кузнецов. «Аргументы и Факты». 05 (598) от 30.01.2008

http://gazeta.aif.ru/_/online/aif/1422/52_01

Феликсу Кузнецову исполняется 80. Полжизни он доказывал, что писателя Федора Крюкова не существует. А пару дней назад в "Литературной газете", приватизированной бывшим комсомольским функционером Юрием Поляковым, когдатошний его шеф, персек Московской писательской организации,  гонитель "Метрополя" и инициатор травли поэта Олега Григорьева, заговорил... ну куда вашему Солженицыну:

Collapse )

С нашей стороны было бы невежливо обойти юбиляра подарком. По счастью, долго выбирать не пришлось:

Collapse )

Новости «Тихого Дона»

Оригинал взят у andrey_trezin в Новости «Тихого Дона»

Вынести из мавзолея Сталина оказалось куда легче, чем исторгнуть из русской литературы картонную мумию Михаила Александровича Шололова, маленького плагиатора и большого друга чекистов (от знаменитого расстрельных дел мастера Болотова до сами знаете кого).

В докомпьютерную советскую эпоху трудно было доказать, что «Тихий Дон» написан Федором Крюковым. (Попытки предпринимались, но они мало кого убедили.)

И распространить без интернета подобного рода доказательства было тоже нереально. Заранее должен извиниться за то, что чтение будет лингвистическо-специфическим, для кого-то и муторным (из серии "многобукоф"). Но сначала ссылки на уже выложенное мною в сети (это помимо нескольких книжных, бумажных публикаций).

Прозу и публицистику Федора Крюкова читайте здесь:
http://fedor-krjukov.narod.ru/index.htm
Словарь параллелей с "Тихим Доном":
http://fedor-krjukov.narod.ru/slovar.htm
Моя заметка из «Новой газеты» о параллелях прозы ФК и "Тихого Дона":
http://fedor-krjukov.narod.ru/o_KRJUKOVE/Chernov_o_KRJUKOVE.htmИ, конечно, -- «О трудах и заботах шолоховеда Феликса Кузнецова»:
http://fedor-krjukov.narod.ru/antikuznetcov.htm
Материалы на моем сайте:
http://chernov-trezin.narod.ru/TitulSholohov.htm

Итак, заметка первая:
ПАХОТЬ И ПАХОТА.
пашня и работа на ней  

Collapse )

Свита играет холуя. О "Словаре языка Шолохова". (Из "Азбуки стёба")

Оригинал взят у andrey_trezin в Свита играет холуя. О "Словаре языка Шолохова". (Из "Азбуки стёба")
СЯШ – Словарь языка Михаила Шолохова. М., 2005.
Автор проекта и главный редактор Е. И. Диброва, доктор филологических наук, профессор, завкафедрой русского языка МГГУ им. М. А. Шолохова  .
В этом издании, обслуживающем запросы официального шолоховедения и потому выполненном на запредельном филологическом уровне, встречаются как упущения, так и прямые фальсификации.
В одном из своих интервью Диброва сообщала, что материалы для словаря готовили студенты университета им. М. А. Шолохова (бывший "заочный педушник"). Можно ли после этого удивляться утверждению Дибровой, к примеру, о том, в что в «Тихом Доне» не встречается слова «луна»?
Collapse )Collapse )

Это к вопросу об идеолекте Крюкова в "Тихом Доне".
(Идеоле́кт — вариант языка, используемый одним человеком).

Федор Крюков – автор «Тихого Дона». Новые доказательства

Оригинал взят у andrey_trezin в Федор Крюков – автор «Тихого Дона». Новые доказательства


Возвращаюсь к сюжету о параллелях «Тихого Дона» с одним (здесь только одним!) из очерков Федора Крюкова.

http://andrey-trezin.livejournal.com/81687.html

Давний, забытый, пророческий текст. Написан и опубликован летом 1914 года:

«– Леса у нас были огромаднейшие! – с гордостью воскликнул он: – ну наши отцы-деды прожили. Сосняк был – в три обхвата!.. Ничего не осталось... Вот эту березовую рощицу последнюю доедаем...
– А как же дальше?
– А дальше как Бог даст... – сказал он ясным и беззаботным голосом: – соломкой будем как-нибудь обходиться... А уж палки взять негде будет...
Помолчал и прибавил:
– На три года положили не пахать — может, зарастет. А если ничего не выйдет – под распах!
И опять полное удовлетворение, даже удовольствие прозвучало в его голосе.
Как-то сразу сдунуло мечтательное, тургеневское. Встала рядом голая современность: исчезающая красота земли, опустошение природы, младенческая беззаботность о завтрашнем дне, фатальный уклон в сторону самоограбления
».

Так и вышло: 1914 + 3 = 1917
Это очерк Ф. Д. Крюкова («Мельком». «Русское Богатство», 1914, № 7, С. 279–307, № 8, С. 184–207, № 9, С. 162–180).

Я полагал, что Крюков придумал "татаринских хуторян". Но все оказалось еще интересней. Сегодня утром московский филолог Михаил Михеев переслал мне письмо от Савелия Рожкова:

Collapse )

Федор Крюков -- автор "Тихого Дона". Как и ожидалось

Оригинал взят у andrey_trezin в Федор Крюков -- автор "Тихого Дона". Как и ожидалось
Привожу по журнальной столетней давности публикации строки Федора Крюкова из его очерка "Мельком", вышедшего в 1914 году в трех номерах "Русского Богатства" (№№ 7, 8, 9).
Они свидетельствуют о том, что про непокорный хутор
Татарский (он же Татаринский) написал не М. А. Шолохов, а автор того очерка.
То есть Крюков.
Вот из № 8. Фрагмент страницы 202:



Collapse )

«Альтернативный финал» XIV Международного конкурса имени Чайковского

 

Филипп Игоревич Копачевский родился 22 февраля 1990 года в Москве. После окончания Центральной Музыкальной Школы при Московской Государственной консерватории им. П.И. Чайковского стал студентом консерватории по классу фортепиано профессора Сергея Леонидовича Доренского.
«Пианист Филипп Копачевский представляет собой сплав романтической манеры исполнения с аналитическим пониманием музыки» - так говорит о пианисте писатель Юрий Кувалдин.
«С первых звуков, сыгранных им, ощущаешь мощную лирическую индивидуальность пианиста... Его рояль поёт, это очень редкое сегодня качество, характерное для романтического мироощущения, он сохраняет в игре ясность, его фраза красива и пластична...» - так писали о Филиппе в 2006 году после его победы на I международном конкурсе памяти Веры Лотар-Шевченко (Новосибирск).
«Игра молодого пианиста несет в себе ощутимый личностный посыл. Органичный сплав мастерства и духовной зрелости вкупе с непосредственной эмоциональностью, свобода, с которой пианист высказывается, его романтическая искренность и благородство подкупают с первых же нот» - так пишут о молодом музыканте, воспитаннике профессора Сергея Доренского.
Филипп Копачевский является лауреатом многих престижных международных конкурсов: Le Muse (Италия) - I премия; В. Крайнева (Украина) - III премия; ЦМШ (Россия, Москва) - I премия; конкурса в Энсхеде (Нидерланды) - I премия. Он также лауреат и обладатель специального приза Х Международного конкурса пианистов имени Шуберта (Германия, 2005) - III премия и специального приза «YAMAHA»; ХV Международного конкурса пианистов Jose Iturbi (Испания, 2006).
Несмотря на молодость, Филипп Копачевский с успехом гастролирует в Великобритании, Германии, США, Японии, Голландии, Франции, Греции, Польше, а также во многих городах России, принимает участие в международных фестивалях в России и за рубежом.
Пианист выступал с симфоническими оркестрами: театра «Новая опера» (дирижер Е. Колобов), Государственным симфоническим оркестром (дирижер А. Гершфельд, США), Российским национальным оркестром (дирижер М. Плетнёв), Московским Государственным академическим симфоническим оркестром (дирижер П. Коган).
Для японской телекомпании NHK Филипп Копачевский записал CD из произведений Фридерика Шопена.

 

19 и 20 сентября в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии состоятся концерты, которые станут своего рода «альтернативным финалом» XIV Международного конкурса им. П.И. Чайковского. Таким образом, Петербургская филармония дает шанс выступить перед публикой исполнителям, не прошедшим в финал конкурса.

Участники концертов «Фавориты публики и критики II тура XIV Международного конкурса им. П.И. Чайковского» выйдут на сцену в сопровождении Академического симфонического оркестра филармонии под управлением Александра Титова.

19 сентября Александр Лубянцев (фортепиано), Нэнси Чжоу (скрипка, США) и Александр Жилин (виолончель) исполнят Концерт №1 для фортепиано с оркестром Шопена, Концерт для скрипки с оркестром №2 Прокофьева и Концерт для виолончели с оркестром №1 Шостаковича.

20 сентября Филипп Копачевский (фортепиано), Дэвид Эггерт (виолончель, Канада/Германия) и Андрей Баранов (скрипка) представят обязательные для Третьего тура конкурса Чайковского произведения: Концерты для фортепиано и скрипки с оркестром и Вариации на тему рококо для виолончели с оркестром Чайковского.

После концертов пройдет смс-голосование для слушателей. Трое молодых музыкантов, набравшие наибольшее количество голосов, смогут выступить в залах Петербургской филармонии в новом сезоне.

«Альтернативный финал» XIV Международного конкурса имени Чайковского


Читать в журнале Юрия Кувалдина "Наша улица": Филипп Копачевский