August 11th, 2011

АННА ГЕДЫМИН ОБ "ИЗБРАННОМ" НИНЫ КРАСНОВОЙ В ЭКСЛИБРИСЕ "НЕЗАВИСИМОЙ ГАЗЕТЫ"

ББК 84 Р7
К 78

 

Краснова Н.П.
К 78 Избранное: стихи / Предисловие Валерия Золотухина. - М.: Издательство “Книжный сад”, 2011. - 416 с.

В книгу поэтессы Нины Красновой вошли лучшие стихотворения из её книг: “Разбег” (1979), “Такие красные цветы” (1984), “Потерянное кольцо” (1986), “Плач по рекам” (1989) и других. “Она настолько своеобычна и своеобразна, что спутать её ни с кем невозможно. Рифма у нее всегда какая-то неожиданная, образ какой-то такой переворотный”, - пишет о ней в предисловии народный артист России Валерий Золотухин.

 

ISBN 978-5-85676-142-8


© Нина Краснова, 2011

И люди думали, что я смеялась...

Так ли обременительны жесткие рамки


Нина Краснова. Избранное: Стихи/ Предис. Валерия Золотухина.
– М.: Издательство «Книжный сад», 2011. – 416 с.

Нину Краснову ни с кем не спутаешь. С ее неизменной словесной игрой, юмором, плачами, с ее очаровательными лирическими стихами, готовыми немедленно превратиться в песни:

Плывет лодочка по реке,
Ой, по Волге – не по Оке,
Такая легонькая,
Парусатенькая.

И эта узнаваемость тем более изумительна, что поэтесса не выходит за рамки традиции. Причем не какой-нибудь, а самой что ни на есть освоенной – традиции русской народной поэзии. Которая вообще-то сегодня переживает не лучший свой момент. Иные авторы или ограничиваются пейзажными зарисовками, или формально эксплуатируют фольклорную лексику, или, наконец, сводят всё к поднадоевшей риторике. А так, чтобы и петь, и думать, и жить, причем свободно, талантливо, со смехом, со слезами и естественными включениями современных реалий и фактов собственной биографии, – так, пожалуй, почти никто и не умеет. Вот Краснова – умеет.

«Избранное» Нины Красновой – это не просто собрание хороших стихов, а еще и в каком-то смысле познавательное чтение. Ведь мы на протяжении почти 400 страниц (и без малого пяти десятилетий!) соучаствуем в судьбе поэтессы, видим взросление ее души. Сразу оговорюсь: при этом я не имею в виду пресловутый профессиональный рост – премудростями стихосложения и прочими изначальными навыками наша героиня владеет с рождения, они попросту даны ей, как дается музыкальный слух или, например, чувство цвета – художнику. Более того, даже круг основных тем у Красновой практически не меняется: любовь (как правило, несчастливая); жизнь и смерть; близкие (мама, сестра, братья); родная Рязань – и не родная, но тоже любимая Москва; друзья; просто хорошие люди; русская природа… Но как порой щемяще, до сердечной тоски, отличаются друг от друга стихи на одну и ту же тему – в разные годы! Приведу совсем немного примеров. Вот – о любви. 1979 год: «Я люблю его, наверно, как никто и никого,/ Но смотри – не умираю, но живу же без него». И – из конца сборника: «Я проснулась впотьмах с ощущеньем беды,/ Наиглавной и наивысшей…/ С ощущеньем, что скоро умрет наша страсть/ И ее мы не сможем спасти…/ И едва дожила до рассвета». От обаятельного лукавства юности – к мощной интонации и почти непереносимой трагедии зрелой души.

Другая тема: братьям и сестре о маме – в 1980 году: «Но такого нет у нас дружка,/ Как родная наша матушка». А вот – год 2003-й: «Больше НЕТ У НАС с тобою, НЕТУ МАМЫ./ Больше НЕТУ НАС с тобою, НЕТ У МАМЫ». Традиционная для поэтессы словесная игра, но – сколько в ней скорби и отчаяния!

И тут невольно возвращаешься к одному из первых стихотворений книги – «Река», написанному в 1974 году. Сегодня, при взгляде из уже свершившегося будущего, оно начинает звучать пророчески. В миниатюре описана простая ситуация, которая вполне может стоить героине жизни: она почти не умеет плавать и вот-вот утонет, а этого никто не понимает:

Я к камышам прибрежным устремлялась
И плакала на обозрении у всех.
Но плач походит издали на смех.
…И люди думали, что я смеялась.

Нина Краснова – поэтесса высокого эмоционального градуса, во многом трагическая. И разносторонняя настолько, что способна с одинаковым блеском и озорную частушку сочинить, и романс и при этом мужественно отмахнуться от беды, не показать свою боль и страх. Некоторые не очень внимательные читатели (или слушатели) потому и считают ее веселой и бесшабашной. Пусть считают. («И люди думали, что я смеялась…»)

Знаю, что многие любят поэзию Нины Красновой, читают ее книги, ходят на ее выступления. А кому-то она не близка – тут уж ничего не поделаешь, иначе не бывает. И все же прочитать «Избранное» поэтессы я бы посоветовала каждому. Потому что таких живых, таких искрящихся поэтов, как она, никогда не бывает много, а уж в наше склонное к усреднению время – и вовсе не найдешь. Недаром же о стихах Красновой с одинаковым одобрением отзывались такие разные мастера слова, как Виктор Астафьев, Владимир Солоухин, Евгений Долматовский, Тамара Жирмунская, Николай Старшинов, Андрей Дементьев, Виктор Боков, Андрей Вознесенский, Римма Казакова, Евгений Евтушенко, Евгений Рейн, а знаменитый артист Валерий
Золотухин вообще написал к этой книге восторженное предисловие, где, в частности, сказал: «Я горжусь тем, что знаком с поэтессой Ниной Красновой». Словом, не пропустите.

ИЗЛИШНЕ

И конечно, когда я внимательнейшим образом перечитал некоторые работы талантливого критика N, такие как «Неграмотный аферист Михаил Шолохов из станицы Вёшенская», «Великий русский писатель Фёдор Крюков – автор романа «Тихий Дон», «Венедикт Ерофеев – воплощение русской мечты о похмелке в Кремле, а не на Курском вокзале», «Разрушитель тюрьмы народов - СССР - Александр Солженицын», я понял, что излишне нагружаю ростовского критика претензиями. Тем более он как червяк Ницше всё время изворачивается. Ницше такие изворачиванья называл диалектикой, которой иезуитски уверенно пользовались надзиратели «Крестов» и «Матросской тишины».

 

Юрий КУВАЛДИН