August 6th, 2011

Суслов поручил Симонову защиту Шолохова от Александра Исаевича Солженицына

Константин Симонов стал невольно разоблачителем тиходонского преступления. Его как коммуниста втянули в «ТД»-преступление!

Если 1965 год считать моментом, когда августовский ветер-хулиган слегка разворошил соломенные крыши коммунистических крепостей плагиата «ТД», то 1974 надо считать уже этапом, когда «Бернамский лес пошёл» и разбойник-плагиатор Шолохов почувствовал наконец дыхание неминуемой литературной смерти. Он это подтвердил со всей очевидностью, когда ничего не смог сказать в ответ на выход в Париже «Стремени «Тихого Дона» автора «Д» и публикатора-комментатора Солженицына. Михаила Шолохова вскоре хватил удар, он впал в безумие, от него ножи, вилки и охотничьи ружья попрятали. Но главный идеолог страны, секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов действовал хотя исподтишка, но энергично и вероломно. Он вызвал к себе Константина Михайловича Симонова - литератора талантливого, но верного сталинца, в послевоенное время стоявшего рядом с Александром Фадеевым, два периода возглавлявшего журнал «Новый мир». Как верному сыну партии, Суслов поручил Симонову защиту Шолохова от Александра Исаевича Солженицына. Симонов ненавидел Шолохова за антисемитизм и антикосмополитизм, ещё в сталинское время называл его «грубым хамом, у которого нечему учиться» (косвенно это равнялось утверждению: Шолох - плагиатор), но покорно согласился спасать преступника-коммуниста. Результат участия К. М. Симонова в защите тиходонского преступления был упомянут Солженицыным на пресс-конференции в Стокгольме 12 декабря 1974. Но нигде никем никогда не было сказано, где же опубликовано интервью нашего поэта-писателя в позорно-сатанинском деле. Я долго искал это свидетельство «моральной смерти» Симонова и наконец нашёл в западно-германском журнале (ФРГ) журнал «Шпигель» («Зеркало»), 1974, 2 декабря, № 49, с. 173.

 

«Такая книга отнюдь не сенсация»

Интервью журналу «Шпигель» советского писателя Константина Симонова.
В парижском издательстве «Имка-пресс» Александр Солженицын опубликовал исследование русского исследователя-литературоведа «Д», в котором поставлена цель доказать, что советский писатель Михаил Шолохов свой роман «Тихий Дон» написал не сам - не самостоятельно. В качестве настоящего создателя произведения, за которое Шолохов в 1965 получил Нобелевскую премию, назван погибший в гражданскую войну писатель, сын казачьего офицера, по имени Фёдор Дмитриевич Крюков. Шолохов публично никак не отреагировал на такое сенсационное сообщение. Советский прима-литератор - выдающийся романист и драматург, прославившийся своим произведением о сталинградской битве «Дни и ночи», в возрасте 59 лет - по поводу публикации Солженицына дал интервью в Москве корреспонденту журнала «Шпигель» Норберту Кушинке, назвав случившееся очередной аферой.

 

ШПИГЕЛЬ: Господин Симонов, Александр Солженицын и анонимный русский литературовед «Д» в книге «Стремя «Тихого Дона» утверждают, что Михаил Шолохов не создавал роман «Тихий Дон» самостоятельно, во всяком случае, не во всех частях.

СИМОНОВ: Такие упрёки делались Шолохову ещё в 20-е годы. Ничего правдивого в этом не было. Солженицын со своими анонимными помощниками только гальванизировал дохлятину этой лжи. Ему как писателю следовало бы знать, что ложь о таком романе, как «Тихий Дон», никогда не станет сенсацией, но он всё-таки эту ложь создал.

ШПИГЕЛЬ: Вам известна хорошо книга «Стремя «Тихого Дона»?

СИМОНОВ: Да. Я как раз был в Париже, когда она появилась в продаже. Книга Солженицына ущербная, неквалифицированная, ничего не доказывает.

ШПИГЕЛЬ: Какой интерес у него обвинять Шолохова в плагиате?

СИМОНОВ: Его ненависть ко всему советскому хорошо известна: она сильнее его разума. Он хочет доказать главное: такую книгу о Гражданской войне, как «Тихий Дон», не мог написать советский писатель, - да ещё и не казак, а «пришелец иногородний», такой, как Шолохов. «Тихий Дон» мог написать только белогвардеец и коренной казак по рождению и происхождению - такой писатель, как Фёдор Дмитриевич Крюков, или кто-то ему подобный, но не Шолохов!

ШПИГЕЛЬ: Нет ли у Вас предвзятости по отношению к писателю-казаку Федору Крюкову?!

СИМОНОВ: Нет-нет-нет! Я ничего не имею против Федора Дмитриевича Крюкова. Это был интересный писатель На рубеже ХIХ-ХХ столетий. Но писатель - второразрядный! Кто читал его произведения, тот знает и понимает, что он ни в коем случае не мог бы написать такое произведение, как роман «Тихий Дон»!..

ШПИГЕЛЬ: Но, может быть, нет дыма без огня: раз время от времени всплывает эта молва о том, что Михаил Шолохов не сам напасал «Тихий Дон» или хотя бы частично использовал труд другого автора - может, всё же в этом есть доля истины?..

СИМОНОВ: Такая творческая личность, как Михаил Шолохов, всегда имела завистников. Новая атака на него тоже базируется на ненависти и злоумышленно приурочена к текущему моменту: направлена на то, чтобы скандальной шумихой испортить юбилей (Михаилу Шолохову исполняется 70 лет 24 мая 1975, поясняет редакция «Шпигеля»).

ШПИГЕЛЬ: Есть ли у вас доказательства, что Шолохов - единственный автор «Тихого Дона»?

СИМОНОВ: Нет, юридических доказательств я не имею. Но до «Тихого Дона» в свои 20 лет Шолохов написал рассказы, некоторые из них очень сильные. У Шолохова совершенно очевидный путь литературного развития.

ШПИГЕЛЬ: Как Вы объясните, что третий и четвёртый тома «Тихого Дона» слабее, чем первый и второй?

СИМОНОВ: Так нельзя сказать. Мне больше всего нравятся первый и четвёртый тома. В конце концов, это дело вкуса.

ШПИГЕЛЬ: Говорят, у «Тихого Дона» нет ни рукописей, ни дневников, ни черновиков.

СИМОНОВ: Я считаю, что некорректно спрашивать писателя, где находятся и в каком состоянии пребывают его черновики к роману. Я никогда бы не позволил задавать такие вопросы Генриху Бёллю или Анне Зегерс.

 

Отмечу здесь кратко семь моментов, говорящих о том, что коммунист-литератор Симонов, защищая коммуниста-плагиатора Шолохова, сам стал преступником, занимающимся распространением заведомо ложных измышлений и покушением на человеческое достоинство, честь и интеллектуальную репутацию настоящего великого писателя, настоящего лауреата Нобелевской премии - Александра Исаевича Солженицына.

1.  «Как раз в Париже» Симонов в этот период «не был!»: книгу «Стремя «ТД» доставили тут же после её появления самолётом компетентные органы, которые под руководством Виктора Чебрикова и Филиппа Бобкова «пасли телёнка-Солженицына» с 1967. В своей книге Бобков скрыл это.

2. Симонов подчёркивает, что Крюков - писатель второразрядный именно потому, что этот писатель не только перворазрядный, но и великий создатель «Тихого Дона»! Настоящий «Гомер» казачества!.

3.  С этой же целью Симонов скрывает от наивного Запада, что Советская власть, главная воровка романа «ТД», с 1920 предала Крюкова «литературной смерти»: сначала как яростного врага ленинской революции 1917, а с 1928 - и как Автора «Тихого Дона». Впервые его некоторые произведения опубликовали мизерным «хитрым коммунистическим тиражом» только через 70 лет после смерти: в Москве-1990, 1993, в Краснодаре - 1991, но патологически боятся печатать ПСС Крюкова: там «течёт «Тихий Дон»!.. Так что фраза Симонова «кто читал Крюкова, тот знает и понимает, что Крюков не мог создать «ТД»., есть лишь доказательство «жизни по лжи» Симонова, который фактически осуществил писательское самоубийство!

4. Совершенно естественно, что Симонов обвинил Солженицына в безумии в тех же словах, в которых и сам Шолохов обвинил Солженицына в письме к съезду писателей в 1967. Да, нам хорошо известна «ненависть Солженицына к советскому строю», но хорошо известны не только разум его, но и поистине гениальное мужество в борьбе с преступно-кровавым советским строем! За что и воспылал к нему ненавистью коммунист Симонов!

5.  Говорить о зависти к плагиатору Шолохову - это значит: повторять ту обман-жвачку, которую выдумал преступник Шолохов. Почему-то таланту Симонова никто не завидует, кто-то ценит его, кто-то видит недостатки в его творчестве, но никто не подвергает сомнению, что Симонов - поэт и писатель...

6. Симонов сглаживает углы: как раз у Шолохова нет не только «совершенно очевидного пути литературного развития», но и нет вообще никакой биографии - ни человеческой, ни творческой, о нём есть только официальная ложь! Настоящую биографию кошмарного преступника Михаила Шолохова удалось подготовить моим предшественникам и только мне - раскрыть её полностью.

7. Спасибо Константину Михайловичу Симонову только за то, что он со всей очевидностью подтвердил: никаких черновиков у Михаила Александровича Шолохова никогда не было и нет! Путать криминал-животное по имени «Шолохов» с писателями Генрихом Бёллем и Анной Зегерс не следует «даже после литры выпитой», поскольку те хорошо известны как настоящие писатели и своими произведениями, и своей писательской средой, и своим писательским имиджем - и всем тем, что начисто у Шолохова отсутствует.


Анатолий Сидорченко, кандидат философских наук

«Тихий Дон» Федора Крюкова, великого русского писателя




Когда литература приносила огромные деньги, в неё ринулись всякого рода «предприимчивые люди». Они занимали должности в издательствах, и делали свои дела – печатали себя и друзей и делились гонорарами. То есть существовал в издательствах СССР откат. Никогда бы не было писателя, к примеру, Георгия Владимова, если бы он не работал в «Новом мире» и не печатал свои произведения, очень схематичные. Никогда бы не было поэта Натана Злотникова, который не печатал Вадима Перельмутера, Николая Рубцова, зато себя давал ежегодно разворотами. Никогда бы не было «писателя» Михаила Шолохова, если бы Александр Попов (Серафимович) не возглавил журнал «Октябрь», да еще писательскую организацию неграмотных пролетариев РАПП. Октябрь принес в Россию чуму правления рабов. Бывшие крепостные, не умевшие ни читать ни писать ринулись в литературу. Разговор этих крепостных-писателей в ресторане ЦДЛ шел исключительно о листах и полистной оплате.
- Ты сколько сдал в «Совпис»? – спрашивал один красноносый крестьянин.
- Двадцать пять листиков! – отвечал другой с лицом третьеразрядного боксера с перебитым носом.
Страшно всё это было видеть в стране, где до революции писали Антон Чехов и Федор Крюков, Федор Достоевский и Лев Толстой. Страну, выражаясь на воровском жаргоне, «опустили». Да так оно и было, когда во главе стоял разыскиваемый полицией бандит Иосиф Джугашвили с подручными из шайки подобных ему.
Какая радость, что эта страна победивших рабов СССР уничтожена, и что аферисты типа Шолохова разоблачены, а писатель Федор Крюков выходит к народу в 20-ти томном собрании сочинений, в котором в каждой строке пульсирует его «Тихий Дон».

Юрий КУВАЛДИН

ХУДОЖНИК АЛЕКСАНДР ТРИФОНОВ В НЕЗАВИСИМОЙ ГАЗЕТЕ-ЭКСЛИБРИСЕ