June 17th, 2011

С ДОСТОЕВСКИМ

Простояв на «Волжской» час, я хорошо сосредоточился и пошел к Достоевскому. Два желтобоких особняка в два этажа образуют фрагмент остановленного 1866 года для никогда не умирающего в тексте Федора Михайловича Достоевского, моего друга и учителя по написанию повести «Поле битвы - Достоевский». В литературе должны быть такие враги, чтобы в порядке компенсации появлялись «Преступление и наказание» Федора Достоевского и «Поле битвы - Достоевский» Юрия Кувалдина. Справа - конюшня, слева дворец, внизу - пруд. А между ними автобаза, парковки, собес, автосервис, слесарная мастерская, советские бетонные заборы с колючей проволокой. Нигде нет надписи, что здесь бывал Достоевский. Полное презрение к тому, что составляет гордость нации. Впрочем, и при жизни Достоевский испытывал многочисленные унижения. Например, он предложил Коршу, затем Краевскому свой роман «Пьяненькие», но оба отказались. Романа еще не было, но этот отказ и «пьяная» идея подвигли Федора Михайловича на создание образа Мармеладова и расширилась до «Преступления и наказания». Во дворце Дурасова нет упоминания о Достоевском, только самовары, прялки, народные промыслы. А вот еще у дачи Дурасова жил почтенный историограф наш Николай Михайлович Карамзин и, может быть, здесь вдохновенный красотами природы писал он свои сентиментальные повести о Лизе или о Наталье Боярской дочери, или, глядя на виднеющийся в дали над Москвой-рекой Кремль, зажигался идеей рассказать новым поколениям трагическую и победную историю России. Но брэнд (буду всегда писать твердое «э», сокрушая бездарные «ученые» правила правописания, чтобы не было «бреда») «Достоевский» настолько силен, что он сокрушит и парковки, и автобазы и заборы с колючей проволокой, и здесь, в Люблино, будет заповедник Федора Достоевского. Идем с Достоевским к метро «Волжская», и едем теперь напрямую к нему домой на Божедомку до станции «Достоевская», строительство которой я спрогнозировал еще в 1975 году в повести о стихах «Улица Мандельштама».

Юрий КУВАЛДИН

15-ЛЕТНИЙ КОПАЧЕВСКИЙ

ФИЛИПП КОПАЧЕВСКИЙ В ФОНДЕ АЛЕКСАНДРА СОЛЖЕНИЦЫНА "РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ"

15-летний Филипп Копачевский, январь 2006 года 

15-летний Филипп Копачевский, январь 2006 года

15-летний Филипп Копачевский, январь 2006 года

15-летний Филипп Копачевский, январь 2006 года

15-летний Филипп Копачевский, январь 2006 года

Среди слушателей - Алена Галич

Среди слушателей - художник Александр Трифонов, поэты Кирилл Ковальджи и Нина Краснова

В Центре русского зарубежья при Фонде Солженицына 12 января 2006 года прошла презентация первого в 2006 году номера журнала «Наша улица». Это издание – выразительный пример того, что можно бы назвать журналом одного автора – по аналогии, скажем, с театром одного актера. Поскольку его издателем, редактором и самым плодовитым автором является один и тот же человек – писатель Юрий Кувалдин. Подобное случалось некогда, при большевиках, в самиздате – скажем, авторским был ленинградский подпольный «Митин журнал», печатавшийся на машинке. Но сегодня об андерграунде говорить не приходится, а лишь о неких маргинальных культурных явлениях, совершенно легальных: крохотных семейных галереях и т. п. Впрочем, тираж «Нашей улицы» – 10 тыс., что весьма солидно по нынешним временам.

На вечере с блеском выступил юный пианист-виртуоз Филипп Копачевский, исполнивший в своей тонкой, оригинальной трактовке произведения немецкого композитора Пауля Хиндемита и нашего Александра Скрябина.

Юрий КУВАЛДИН

Бронтозавры советского века

Поэт Слава Лён систематизировал творческий хаос

В доме "Русское зарубежье" рядом с метро "Таганская" состоялась презентация первого номера за 2006 год ежемесячного литературного журнала "Наша улица". Он посвящен концепции "Бронзового века русской культуры (1953-1987)" московского поэта и ученого Славы Лёна.

Доктор наук, поэт и прозаик, участник знаменитых семинаров философа Георгия Щедровицкого 80-90-х годов Слава Лён систематизировал поле русской поэзии послесталинской эпохи. Он назвал это время бронзовым веком, продолжающим Золотой век пушкинской поры и Серебряный век русской культуры начала ХХ века. А датирует его историческим промежутком между смертью Сталина и посадкой самолета Матиаса Руста на Красной площади.

Надо сказать, что Слава Лён (род. в 1937 году) сам был активным участником русского андеграунда той поры. О его культуртрегерских поездках между Москвой и Питером в 60-е годы, соединявших молодых поэтов двух культурных столиц России, рассказывал на вечере поэт и писатель Анатолий Найман. То, что диссидентство и свободолюбие той поры начиналось со стихов, доходчиво объяснил писатель и политик Эдуард Лимонов. Помимо хранения и распространения "сам- и тамиздатской" литературы, за что находился под колпаком КГБ, Слава Лён с конца 70-х годов являлся соредактором двуязычного литературного альманаха Neue Russische Literatur, издаваемого в австрийском Зальцбурге, - вещь для тех лет небывалая. Так что неудивительно, что именно он сейчас ведет в библиотеке фонда русского зарубежья регулярные еженедельные вечера, посвященные "классикам бронзового века". Тем более что десятки поэтических групп и объединений тех лет Лён, как настоящий ученый-систематизатор, типологизировал по четырем стиховым системам - от классической (Бродский и другие) и верлибра (Айги и другие) до концепта (Сапгир, Холин и другие) и квалитизма (Хвостенко, Соснора, Лён и другие).

Систематизация культурного слоя, предложенная поэтом-ученым, стала удачной идеологической основой журнала современной русской литературы "Наша улица", уже восьмой год издаваемого московским писателем и критиком Юрием Кувалдиным. Совершенно нешумный и потому малоизвестный широкой публике, этот журнал готовит между тем уже 75-й свой номер, посвященный, кстати, жизни и творчеству Венедикта Ерофеева. Именно подобные издания, объединяющие творчески близких людей, и взрыхляют плодоносный культурный слой, придают разнообразие и многомерность окружающей нас жизни. В западных странах такие литературно-художественные периодические издания исчисляются сотнями. В России они пока единичны, и судьба их на фоне крутой нефтегазовой вертикали власти зачастую плачевна.

Так что, может, не случайно праздники на "Нашей улице" проходят пока под крышей солженицынского фонда "Русское зарубежье". Но гнездышко здесь свито уютное. В небольшом зале выступали авторы журнала - поэты Александр П. Тимофеевский, Кирилл Ковальджи и только что приехавший из Германии Вячеслав Куприянов, прозаики Андрей Яхонтов и Виктор Широков. А новенький рояль "Бехштейн", которым обзавелся фонд, был тут же опробован 15-летним учеником Центральной музыкальной школы Филиппом Копачевским, надеждой новой русской фортепьянной школы. Он исполнил сонату Пауля Хиндемита, написанную в память поэта Райнера Мария Рильке.

А впереди еженедельно по средам предстоят новые обсуждения концепции бронзового века русской культуры, выступления бронтозавров, творческие вечера и презентации. Из ближайшего стоит выделить вечер 25 января, посвященный памяти поэта Иосифа Бродского (1940-1996), десятилетняя годовщина смерти которого будет отмечаться в конце января.


XIV конкурс им. П.И. Чайковского

17 июня 2011

13:00 - Юньцзе Чэнь
 14:00 - Тимур Щербаков
 15:00 - Филипп Копачевский

19:00 - Андрей Дубов
 20:00 - Наталья Соколовская
 21:00 - Александр Лубянцев