May 8th, 2011

МЕЖДУ ТИХОЙ И ЛЕТНЕЙ УЛИЦАМИ

Вот тебе бумага, вот ручка, пиши. Всё так просто, чтобы написать «Преступление и наказание». Я купил мороженое «Супергигант», такой вафельный конус, колпак, у метро «Волжская», и, палимый майским солнышком, пошел вниз по Краснодонской улице к прудам, перешел на ту сторону, свернул направо, остановился, развернул упаковку мороженого и принялся его есть, бросая кусочки вафельного стаканчика уткам, голубям, воронам, чайкам и воробьям. Там, где я ел мороженое, стоял Достоевский, невысокий, с бородкой, и походил на небритого бомжа. Я спросил у него, был ли он во дворце Дурасова. Нет, говорит, не был. Его дача была ближе к конюшням на Ейской, там, где теперь гаражи. А стояли мы на улице Летней. Чуть же выше, к стыку с домами, находится улица Тихая. С неё поворот на Ейскую. Совершеннейший отрывок из архитектуры, атмосферы 1866 года, когда здесь жил летом Родион Раскольников, брил бороду острым топором, чтобы не походить на бомжа.

 

Юрий КУВАЛДИН