December 14th, 2010

УМНЫЕ МЫСЛИ

Встречаясь со мной по литературным делам, замечательный писатель Сергей Михайлин-Плавский записывал за мной в разговоре разбрасываемые мною направо и налево мысли, а потом советовал мне собрать мои «умные мысли» и издать их отдельной книгой. Одна мысль такая. Стоим мы у меня в прихожей. Одеваемся выходить на улицу. Чтобы надеть обувь, я поднимаю с пола обувную ложку. Обувью я здесь называю любую мужскую обувь. Слово «ботинки» означает нечто на шнурках закрывающее ногу по лодыжку, фарцовое слово «щузы», «щузня» с первой оттепели 60-х устарело, «штиблеты» пахнут «щами», «башмаки» отдает железной дорогой, а «полуботинки», как любое составное слово с «половиной» чего-либо, неприятное слово, кроме пол-литра, которое без дефиса звучит еще лучше и с окончанием среднего рода на «о» - поллитро! В общем, страшно не хватает в русском языке «обувных» слов. Чего удивляться, если крепостная страна ходила босиком, а по праздникам в лаптях. Остановлюсь на названии «туфли», в стиле унисекс, и «вам» и «нам», без основных признаков. Я нагибаюсь, отчего кровь приливает к лицу, поднимаю с полу ложку. Сергей Иванович, видя это, говорит:
- Надо вам на стене повыше гвоздик прибить и повесть ложку на гвоздик, нагибаться не нужно будет.
Я говорю, что специально не прибиваю ложку, чтобы почаще нагибаться, упражнения делать. А ложку на полу сразу видно, глазам не нужно бегать по сторонам. И потом, что в жизни временно, то и надежно. Сергей Иванович не согласился. Видимо, у него в доме всё было основано на надежности и постоянстве. Но вот уже два года, как Сергей Михайлин-Плавский умер. А ложка продолжает временно лежать на полу в прихожей на самом видном месте. И тоже мне слово, «ложка», разве ложка для туфель нужна, я не собираюсь ею есть, мне нужно вставить ее в корму туфли, чтобы пятка ноги спокойно въехала по желобу совка на место, не загнув задний борт обуви. До чего же беден русский язык!

Юрий КУВАЛДИН