December 12th, 2010

КОСТРЫ

Я поднялся по снежному бездорожью на самый высокий безлюдный холм над Москвой-рекой и развел костер. Смеркалось. Веселое пламя костра освещало мое лицо, на которое я смотрел со стороны, разжигая второй костер. Было холодно, шел снег, но оба костра горели хорошо. Потом я зажег третий костер, который осветил мою “Философию печали”, которую я стал с волнением в переливах пламени читать, как-будто читал её в первый раз.
“- Мне шестьдесят лет и я стал замечать старость. Она выражается в том, что я вдруг стал уделять большее внимание мысли о краткости жизни. Эту мысль я постоянно подчеркиваю в разговоре. Явления, на которые я раньше не обращал внимания, теперь, наоборот, меня интересуют. Что же это за явления? Я, например, разглядываю вещи, старые, смотрю, какой отпечаток на них наложило время. В лесу смотрю на деревья, прислушиваюсь к шуму листьев. Этот шум мне ужасно нравится. Взираю на небо, на звезды... А в голове одна мысль: осталось жить недолго и я исчезну так же, как все исчезает. А между тем жить хочется и притом как-то по-особенному, вроде как бы хочется начать жизнь сначала...”
Это я написал в 30 лет, когда опыта старости у меня не было. Тут, как всегда, прав Осип Мандельштам, написавший, что мы еще до опыта приобрели черты.

Юрий КУВАЛДИН