October 22nd, 2010

СЧАСТЬЕ ОТ УМА

Я больше всего ценю непредсказуемую, феерическую стихию театральной игры. И даже игры ума. На месте первом здесь игра. Не работа. Не служба. А игра. В которой страсти и азарт. Первый актер театра, оригинальный, выразительный, друг Высоцкого, с багажом мастерства и художественности Феликс Антипов, не принимая наигрыша и малейшей фальши, в роли человека природного ума, с подозрением относящегося к каждой книге Павла Афанасьевича Фамусова с хрипловатым раздумьем чеканит:

 

Скажи-ка, что глаза ей портить не годится,

И в чтеньи прок-от не велик:

Ей сна нет от французских книг,

А мне от русских больно спится.

 

Великолепный в блестящем артистизме мефистофелевского толка в зеленоватом прорезиненном каком-то болотном длинном плаще зондер-команды искрящийся интеллектуальный артист Тимур Бадалбейли в роли Александра Андреевича Чацкого в балетно-оперном экстазе, храня  эталонную русскую речь, восклицает:

 

Вон из Москвы! сюда я больше не ездок.

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорбленному есть чувству уголок!..

Карету мне, карету!

 

Быстрое вращение белых полотен интеллигентного художника Рустама Хамдамова, зеркала с бегающими бликами и отсветами, и неподвижная бледная «маска смерти» князя Тугоуховского в исполнении талантливого артиста и барда Дмитрия Межевича. Помню, как он задушевно пел «Охотный ряд» Визбора в мастерской Игоря Снегура. Новый театр. Это спектакль - выстрел. В смысле пастернаковского: «Он был как выпад на рапире…» Смешение жанров. Любимов спрессован до поэтической строки. Каждую букву вытанцовывает актер. «Горе от ума - Горе уму - Горе ума». Человек незаурядного ума Александр Грибоедов. Комедия в четырех действиях в стихах. Юрий Любимов сам себе Грибоедов, сокращает комедию до одного действия. Кто возразит 93-летнему умнейшему Любимову, пережившему, говоря словами Петра Андреевича Вяземского, многое и многих?! Счастье от ума!

 

Юрий КУВАЛДИН