October 12th, 2010

ДЫМ

Будет ходить вокруг да около, но не сядет за стол, чтобы записать свой предыдущий монолог, которым он довел до ручки сидящих в другой комнате товарищей, с которыми вместе учился в одной школе. Он нервно затягивается сигаретой, пускает дым в стекло окна, дым отскакивает от стекла ему в ноздри, и он с удовольствием вдыхает в себя и тот и этот дым. Он сам, как дым, исчезает незаметно, вот именно, совершенно незаметно, плавно, как будто плывет на лодке, с лица земли. Вместо того чтобы спорить и ругаться, он сел бы за стол и записал свой собственный текст. Но это не всё. Нужно написать талантливо, художественно, оригинально, чтобы зацепить внимание сначала издателя, потом читателя, а потом самому носить свои произведения в типографию, печатать книги и дарить их всем, кто умеет читать. И это не всё. Нужно, чтобы ты, как раньше говорили, попал в обойму, чтобы тебя уже автоматически, без твоего участия, продвигали, то есть, чтобы ты сам продвигался, как сам продвигается Николай Гоголь. И он, дымящий, в ужасе остановил эту мысль о собственном писательском всемогуществе. Нет, он умеет говорить только в устной форме, и желает быть свидетелем своих здесь и сейчас звучащих высказываний, поэтому врывается в комнату с давними школьными друзьями, которым уже по 60 лет, и кричит:

- Вы ничего не понимаете!

 

Юрий КУВАЛДИН