October 3rd, 2010

КТО КУДА И ОТКУДА

Проза любит петь в застольях, раскрасневшись и смеясь. В рязанской Туме на Дне учителя меня в начале праздника взяли под руки две полногрудые учительницы и втолкнули в учительскую, где на табурете в углу стоял ящик водки. Налили мне стакан, и сказали, чтобы пил до дна, иначе праздник не получится. За столом я был радужно весел, передо мной стоял эмалированный таз с отварной телятиной. Говорили, бычка специально перед готовкой закололи, чтобы закуска свежей была. Баянист с папироской в зубах лихо заиграл.
 

Чем-то наша славная земелюшка распахана?
Не сохами то славная земелюшка наша распахана, не плугами, -

 

начинает кто-нибудь грудным тенором. И прочие нескладно, прикидываясь, что они шутят, подхватывают с грустной, безнадежной удалью:

 

Распахана наша земелюшка лошадиными копытами,
А засеяна славная земелюшка казацкими головами...

 

А потом:

 

На сумерки буен ветер загулял,

Широки мои ворота растворял, -

Широки мои ворота растворял.

Белым снегом путь-дорогу заметал...

 

В приговорах, притопах-прихлопах, буйна водка на столе. А баянист под столом.

 

Юрий КУВАЛДИН