September 25th, 2010

НОЧЬ

Я несколько раз вставал и подходил к окну. Во дворе в пропасти открытого тоннеля гудели экскаваторы и ползали по дну пропасти груженые землей и еще ожидающие погрузки огромные самосвалы. Всё это освещалось лучами прожекторов. Эта ночь была отличной от всех других - около моего подъезда делали выход из метро, чтобы я больше не утруждал себя переходами через очень длинный мост. Теперь вагон поезда будет останавливаться прямо у лифта, и я из открывшихся дверей вагона буду шагать прямо в лифт. Я просыпаюсь, и второй раз подхожу к окну. Под окнами широко раскинулось море. Какой-то в бескозырке человек вдруг сорвался с места и побежал к своему сияющему иллюминаторами кораблю, словно желая уберечь  его  от  падения в бездну метрополитена имени Лазаря Кагановича. Я проснулся еще раз, и увидел, как крупная женщина направлялась ко мне с фонтана «Дружба народов» с огромным снопом пшеницы на плече. Я в ужасе закрыл глаза от этой позолоченной колхозницы,  и даже задрожал от холода, каким наполнила мою квартиру осенняя московская ночь. Я опять проснулся и подошел к окну. Ничего не было видно, кроме редких мелких огней на черном фоне. Если нет текста, то и ничего нет. Вот была ночь. И я пишу слово «ночь».

 

Юрий КУВАЛДИН