August 17th, 2010

ЖИВОТНОЕ

Люди, живущие животной жизнью, хотят непременно жить вечно, без смерти. Одна женщина в очереди спросила: «А разве человек - животное?» Видите, едят и не знают, что у них есть живот. А у женщин из живота вылезают новые люди. Всё, как у лошадей, кошек и ежиков. Смерть ими исключается из плана жизни, и всячески замалчивается. Но, если этим людям дать жизнь без смерти, то сразу же исчезает любовь, ибо не нужно воспроизводить более себе подобных. Уничтожаются половые органы, всякие вагины и фаллосы. Человек становится бесполым и от этого убивает себя на второй же день бессмертия. Смерть есть продолжение любви, бесконечного мирового повторения одного и того же: совокупление, зачатие, рождение, жизнь, смерть, и сразу же совокупление. У Анатолия Кима в одной из его повестей совокупляются прямо у гроба. Это высший символ жизни как бесконечного секса.


Юрий КУВАЛДИН

ГЕНИЙ СОВРЕМЕННОСТИ ОЛЕГ ТАБАКОВ ОТМЕЧАЕТ СВОЁ 75-ЛЕТИЕ

 

 (600x450, 159Kb)

 

На снимке: Народный артист России, художественный руководитель МХТ им. А.П.Чехова Олег Табаков и лидер Третьего Русского Авангарда художник Александр Трифонов. 2 ноября 2009. МХТ им. А.П.Чехова. 

Гений современности Олег Табаков создал новый театр своего духа, своего взгляда на мир, своих приемов, своих актеров, при этом смело реформировав МХАТ  в МХТ, и саму систему Станиславского в систему Табакерки. 

Олег Павлович Табаков родился 17 августа 1935 года в Саратове. Окончил Школу-студию МХАТ. Один из создателей "Современника". С 1984 года - актер МХАТ. С 1986 года - ректор Школы-студии МХАТ. С 1987 года - руководитель Театра-студии п/р Табакова. В настоящее время является главным режиссером МХТ им. Чехова. 

Олег Табаков: «Режиссерским делом я начал заниматься, так сказать, не от хорошей жизни. Все началось в "Современнике" в конце пятидесятых, когда Олегу Николаевичу Ефремову взбрело в голову, что каждый из членов правления должен заниматься режиссурой. Олег Николаевич тогда был не только главным режиссером, но и председателем правления "Современника", а в правление входили Галя Волчек, Игорь Кваша, Лиля Толмачева, Женя Евстигнеев и я. Каждый получил свою нагрузку. Мне досталось право (или обязанность) поставить детский спектакль. Я начал читать пьесы - одна другой хуже, и даже такие "классики" или "неоклассики", как Самуил Яковлевич Маршак со своими "Умными вещами", не только не представляли для меня никакого интереса, но казались удивительно старомодными. Будучи человеком легкомысленным и малообразованным, я подумал: чем черт не шутит, дай-ка я сам напишу. Хотя никаких способностей к сочинительству за мной не замечалось, мало того, за сочинение при поступлении в Школу-студию МХАТ я получил оценку три с двумя минусами и был лишен права на проживание в общежитии в течение первого семестра. Таким образом, меру легкомыслия можете себе представить, хотя трезвый разум меня не совсем покинул, и я подумал, что лучше мне не одному писать, а взять какого-нибудь профессионала. Я пригласил Льва Устинова, не слишком процветавшего в тот момент на жизненном и писательском поприще. Он любезно согласился помочь молодому нахалу. В результате наших двухнедельных трудов родилась пьеса "Белоснежка и семь гномов", которая приносит мне доходы по сей день.Но конечным результатом моего, я бы сказал, легкомыслия стал мой режиссерский дебют на сцене "Современника"…»

Юрий Кувалдин 10 лет назад напечатал в "Нашей улице" размышления Олега Табакова о русском театре в записи Ольги Егошиной.