March 13th, 2010

РЫБЬИ ХВОСТЫ

Подошел автобус, свободный. Я сразу обратил внимание на человека с двумя матерчатыми сумками, из которых торчат в виде кремлевских зубцов, похожие на букву «М» ледяные хвосты огромной трески. И как рыбий хвост, Мандельштам с буквы «М» начинается:

 

***

Мастерица виноватых взоров,

Маленьких держательница плеч!

Усмирен мужской опасный норов,

Не звучит утопленница-речь.

 

Ходят рыбы, рдея плавниками,

Раздувая жабры: на, возьми!

Их, бесшумно охающих ртами,

Полухлебом плоти накорми.

 

Мы не рыбы красно-золотые,

Наш обычай сестринский таков:

В теплом теле ребрышки худые

И напрасный влажный блеск зрачков.

 

Маком бровки мечен путь опасный.

Что же мне, как янычару, люб

Этот крошечный, летуче-красный,

Этот жалкий полумесяц губ?..

 

Не серчай, турчанка дорогая:

Я с тобой в глухой мешок зашьюсь,

Твои речи темные глотая,

За тебя кривой воды напьюсь.

 

Наша нежность - гибнущим подмога,

Надо смерть предупредить - уснуть.

Я стою у твердого порога.

Уходи, уйди, еще побудь.

 

13-14 февраля 1934

 

Эти вечные ассоциации стен с рыбами, немых с палками, бьющими в барабан. Спрашивается, с какой стати этот человек с кремлевской стеной в сумке едет в автобусе?

 

Юрий КУВАЛДИН