March 11th, 2010

СЦЕНАРИЙ

Что было бы, если бы жизнь не фиксировалась в слове?! А ведь, задумайтесь, жила вся Россия, неграмотная, крепостная, беззаконная, беспаспортная, именно бессловесно, безымянно, бездарно. Мало кто теперь помнит, что в колхозах до начала 60-х годов не было паспортов, что люди не могли покинуть свое место жительства, иными словами, были рабами. Так все они, не зафиксированные в слове, и исчезли. Впрочем, мало написать письмо другу, или получить паспорт. До сих пор по лесам и болотам находят останки тел, которые когда-то были воинами Советской армии, честно защищавших страну. Никакой учет не спас их от безвестности. Стало быть, смысл жизни есть только в сохранении своего имени и своих произведений? Временно так,  конечно, и есть. Но ведь недаром церковь говорит о каждом усопшем как о  рабе Господнем. А в святцах культивирует одни и те же имена: Иван, Мария, Николай, Владимир… Нет даже Юрия, всё к Георгию меня приравнивают. А я не Георгий, я Юрий! Нет там ни Эдуардов, ни Илон с Оксанами, Марленов с Виленами… Потому что вечность, как полагает церковь, чтобы смирить нас, уравнять, подчинить власти, стирает всё – и великих, и малых. Но это, если говорить о вечности, в которой человек никогда не жил и не живет. Человек всегда живет при своей жизни, и при своей жизни читает Достоевского, Гомера, Андрея Платонова, Кафку, Джойса и меня - Юрия Кувалдина. Хотя я могу об этом и не знать. Смиряются рабы. Писатели ставят религию в разряд литературы художественной, анонимной, после великих писателей, после Достоевского, после Гомера, после Андрея Платонова… Далее по списку. Христос - литературный герой литературного сценария.

 

Юрий КУВАЛДИН