May 9th, 2009

ТАК В ЧЕМ ЖЕ СЧАСТЬЕ В ПОВЕСТИ «СЧАСТЬЕ»?


Поэт Александр Тимофеевский на моем вечере 40-летия творческой деятельности в ЦДЛ 17 декабря прошлого года попытался найти счастье в повести «Счастье». Он говорил, что для него кульминация этой повести в том, что герой Иван Семенович просыпается утром, в воскресный день, у себя дома, в деревне, и думает, чем ему заняться: ему хотелось в воскресный день сразу же приняться за работу, копать, сажать, окучивать картошку, забивать гвозди, строгать, пилить доски, и Иван Семенович никак не мог придумать и решить, с чего ему начать свой воскресный день. Вот это удивительное ощущение свободы своего героя, свободы выбора, когда у тебя легко на душе и когда тебе так хочется работать, хочется что-то сделать в своем доме, в своем хозяйстве и есть, видимо, счастье. Александру Павловичу понравилось, как я передал это ощущение... Всё это, разумеется, так. Но соль не в этом. Соль русского счастья заключается в том, что Иван Семенович отмечает День Победы. Вот в чем счастье деревенского мужика. Престольные праздники для русского человека – это святое. Из-за этого живет такая ожесточенная ненависть к милиции, которая в праздники прикалывается к пьяным, не даёт погулять. Особенно ненавистен для русского сердца вытрезвитель. Если вытрезвители опять заведут, то это будет кость в горло русскому народу, одна из предпосылок бунта! Кончину СССР, наряду с другими причинами, приблизил Лигачев, навязывая пьяному по определению народу сухой закон. Сухой закон не пройдет! Вот где подтекст повести. Весь русский этнос повязан застольями. Победить врага надо для того, чтобы хорошо выпить! Я давно заметил, что на Руси застолье равно победе в войне. Русская традиция победы и праздника – это пить сколько хочешь и сколько влезет без всякого страха быть наказанным. Праздник – это официальное разрешение пьянства. Выпить стакан самогона за Победу.

 

Юрий КУВАЛДИН

 

http://www.kuvaldin.ru/povesty/schastie.html