February 6th, 2009

ДУША В КАЖДОЙ БУКВЕ

Мне было лет пятнадцать, я писал: "А где-то над стеной и в нишах гулких, сторожевой стеной и башнях гулких, над золотою, снежной колокольней метель метет проворнее, раздольней. Снег засыпает мраморные плиты, часовни, стелы, рамки, монолиты - недвижный человеческий квартал, в который бы никто спешить не стал сам по себе... Москва звенит, как ларь, пружиной заведенный, леденящий. Качается над пропастью фонарь, качается, над бездною летящий... А где-то над стеной и в нишах гулких, а где-то над рекой в обводах гулких, сторожевой стеной и башнях гулких, береговой квартал в обводах гулких, над куполами колоколен гулких качается, качается фонарь, качается, над бездною летящий..." Примерно то же самое скажу, прогуливаясь по лесным тропинкам: я запросто увидел день вчерашний, поскольку из него ушел приятель, сказавшей мне: "Ты видишь эти ели? Они растут здесь без твоей заботы", - и побежал по берегу в метель. И ты, подумал я, живешь без спросу. А жизнь моя живет во мне одном, и я ее ношу по белу свету, без разрешенья, без согласованья. И сохраняя душу каждой буквой.

Юрий КУВАЛДИН