January 9th, 2009

ПРИВЫЧНОЕ ЯВЛЯЕТСЯ ТРАДИЦИЕЙ


Фридрих Ницше

Привычное является традицией. К чему привыкли, тем и живем. Я помню, как-то Ницше на Цветном бульваре мне сказал: "Истина есть не что иное, как окостенение старых метафор". При этом он стал удаляться на белом снегу, чернея спиной.
"И не глядя, пойдет ли сын за ним, двинулся по аллее к Самотеке. Беляев неуверенно пошел следом. Отец все более расправлялся и через минуту шел уже легким упругим шагом, будто возвращался домой после великих дел и спешил навстречу еще более великим.
Начинала уже перемешиваться тень со светом, наступали сумерки.
В конце аллеи отец резко остановился, достал бутылку, вытащил зубами пробку и одним махом выпил все содержимое. Бутылку бросил в сугроб.
- Что говорил Заратустра?! - вдруг спросил он у сына.
Беляев вздрогнул от неожиданности. Изможденное лицо отца приняло возвышенное выражение, тощая рука в ратиновом пальто была вскинута вверх. Беляев поспешно схватил его за эту руку, опустил ее и потянул отца к переходу.
- Я повторяю вопрос: что говорил Заратустра?! - Отец вдруг вызывающе повысил голос: - Так! Он говорил так!
Прохожие с недоумением и испугом поглядывали на него.
- Помолчи, пап, - попросил Беляев, ускоряя шаг на переходе.
Миновав площадь, они свернули в переулок. Отец вырывал руку, ему хотелось жестикулировать.
- Как философствуют молотом? - кричал он. - Как? - Он вырвал руку и резко вытянул ее перед собой и вверх. - Хайль Сталин, хайль Гитлер! Государство? Что это такое? Я вас спрашиваю? Встать, смирно, руки по швам! Государство - самое липкое, самое мерзкое из всех холодных чудовищ! Холодно лжет оно - я народ! Государство лжет на всех языках о добре, и что оно говорит, оно лжет - и что есть у него, оно украло! Хайль Сталин! Хайль Хрущев! Виват, Гай Юлий Цезарь и Фиделька Кастров в придачу!
Визгливый крик отца разносился по темнеющему переулку. Беляев не мог ни простить ему этого крика, ни посочувствовать, но Беляев каким-то неясным чувством понимал, что отец имеет право на этот крик, на эту истерику, что этот крик где-то в высших мировых пространствах будет оправдан".
Капитан Колобов в этот момент приосанился, а с горки Рождественского бульвара скатился на санках Юрий Кувалдин со своим пухлым романом "Так говорил Заратустра". Ночь была со звездами. Господа, вы должны понять, что всё в жизни делается сиюминутно.

Юрий КУВАЛДИН

 

http://www.kuvaldin.ru/romany/zaratustra.html