January 2nd, 2009

НОВОГОДНИЙ ПРАЗДНИК


Утро в сосновом гробу

В углу барака светилась огоньками елка, а на столе стоял сосновый, как и положено, гроб в красной ситцевой обивке.
Истопник Солодухин тяжело вздохнул, снял ушанку и почесал затылок. Со лба на глаза стекали струйки пота. Поглядев по сторонам, спросил шепеляво, из-за отсутствия передних зубов:
- Ты што делашь? - изъял он одну гласную из слова "делаешь", как усекают слова жители глухих деревень.
- Я смотрю на гроб, - ответила широколицая доярка Крутобедрова из совхоза "Имени XX партсъезда", и опустила черный платок на самые глаза. В гробу лежал ее муж, тракторист Крутобедров, опившийся на католическое Рождество жидкостью для омывания стекол автомобиля. Крутобедровой было обидно, что муж не дотянул до православного Рождества, и что гроб не тот ему вышел.
- А чего на него смотреть? Смотри лушша на ель в огнях! - бодренько сказал пьяненький Солодухин.
Доярка, покусывая ногти на совершенно мужицких руках, задумчиво проговорила:
- Он красивый, из лучшей сосны состорогали мужики с МТС, - и заплакала.
Крутобедровой не давал покоя тот факт, что обычный сосновый гроб (а на подавляющее большинство гробов идет именно сосна) с ситцевой обивкой красного цвета по цене сгодился. Тот же самый гроб, но уже с бархатной обивкой, который хотелось купить Крутобедровой, был очень дорог и ей был не по карману.
Солодухин приобнял с тылу Крутобедрову и сказал:
- Да брось ты энто дело. В Новый год надо, знамо дело, понимашь, веселиться, а не на гробы глядеть!
Глухо за окном в лесу прокричал голодный стервятник.

Юрий КУВАЛДИН