January 20th, 2008

Писатель Дан Маркович пишет превосходно

 
Писатель Дан Маркович.

Есть совершенно удивительный по тональности души писатель Дан Маркович. Если помните, то фундаментальным принципом философии Ницше является не просто воля к власти, но и согласование энергии в определённой личности с высшей тональностью души. Пульсацией идей, принимающих форму откровений, можно с максимальной точностью выразить миражи пульсирующей жизни, пропитанные энергиями высшей тональности души. Высшая тональность души достигается Даном Марковичем не с помощью рациональной, сознательной идеи, а с помощью Величайшей Идеи, которая приходит из глубин души. Мне кажется, что и Дан Маркович живет не разумом, не интеллектом, а высшим вдохновением и сосредоточением энергии, "высшей тональностью души", какой мы только можем достичь в нашей творческой жизни. В последнее время он страстно затосковал по читателям. А я ему как раз в этот самый момент и осмелился сказать, что я и есть его самый лучший, самый проникновенный, самый добросовестный читатель. Иными словами, читателем писателя Дана Марковича является писатель Юрий Кувалдин. И больше читателей не требуется, потому что писатель пишет для писателя. Дан Семенович Маркович ответил мне, что он пошел еще дальше: пишет для себя. Я возразил, что это совершенно не противоречит моей максиме: писатель пишет для себя, то есть для писателя. Писатель Дан Маркович очень точен по чувству, по проживанию на сцене, как сказал бы Станиславский. Мемуарной интонацией Дан Маркович созвучен моим лучшим авторам: Владимиру Скребицкому, Эдуарду Клыгулю, Ваграму Кеворкову… Писатель Дан Семенович Маркович в одном лице и персонаж, и актер, и режиссер. И еще художник. Сидит где-то там, за лесами, на Оке-реке, и пишет, пишет, пишет. На Оку с холодными лещами уезжала память отдыхать… Как хорошо на душе становится, когда пишешь. Что за прелесть быть в одиночестве всю жизнь, никого не видеть, никого не слышать, и сидеть в тишине и писать. Строчку за строчкой. "Когда мы приехали, не все было убрано после войны, чтобы пробраться к морю, мы с папой через окопы прыгали. Потом до самой школы почти каждое воскресенье ходили туда. Окопы зарыли, и все-таки некрасиво было, земля болеет после войны, папа говорит, даже трава не растет. А когда я пошел в школу, мы реже стали гулять, то мама болела, то бабка, потом я болел, а папа теперь часто дежурит в больнице по воскресным дням, я ношу ему еду. Он больше не начальник, слава богу, мама говорит. Дай бог, чтобы на этом остановилось, бабка думает. А сам папа об этом не думает, он рад, что теперь простой врач, делаю, чему учили, говорит…" В юности еще не понимаешь, что с каждым днем исчезаешь. А потом вдруг приходит открытие сохранения своей души в тексте. В этот вот момент и рождается писатель в обычном человеке. Писатель Дан Маркович пишет превосходно, и читать его хорошо, и печатаю я его с удовольствием в моем Ежемесячном литературном журнале "НАША УЛИЦА".

Юрий КУВАЛДИН