November 10th, 2007

Бессмертный Поэт Евгений БЛАЖЕЕВСКИЙ (1947-1999)

Лучший вечер поэта Евгения Блажеевского провел я 30 ноября 1996 года, страшно подумать, уже более десяти лет назад, исчезает время, убирает из жизни людей, срезает и меня время, как пел Мандельштам. И Женя Блажеевский вторил ему. Блажеевский сильно напитан Мандельштамом, вообще, классической поэзией, Серебряным веком, но все в себе переварив, выходил к каким-то немыслимым откровениям, как о любви, допустим. Посмотрите, почувствуйте, вчитайтесь, запомните такие строки Евгения Блажеевского: 

Я ухожу. Вокруг туман и грязь. 
Но знак метро маячит у дороги, 
Где буква "М" вольготно разлеглась, 
Согнув и разведя в коленях ноги!..

Итак, тот вечер был в квартире на Ордынке, в Ахматовском культурном центре, который я придумал и организовал, сняв на год за крупную сумму эту квартиру у Бориса Ардова. Сами Ардовы ничего бы не сделали. А Борис теперь в могиле. Михаил Викторович Ардов один все делать не может. Он и так сделал все, что мог: написал книгу "Легендарная Ордынка". Теперь и Жени нет. Но есть тексты. Евгений Блажеевский положил свою жизнь на алтарь литературы. Он обессмертил свое имя. Каждое его стихотворение - целый пласт жизни, пульсирующей всеми нервами и жилами, всем тем, о чем писать в СССР не разрешалось. Евгений Блажеевский - поэт правды подворотни, двора, переулка, кухни. Он писал так, как сам считал нужным, как говорил со мной в пельменной или на стадионе "Динамо" во время матча ЦСКА -"Днепр", где мы орали с ним во все горло, пропустив по стакану "розового крепкого", когда армейцы забили мяч.

Много делает Ефим Бершин для сохранения памяти о Жене, я очень благодарен за это Ефиму. Но дело не в вечерах, и мы ляжем все как один в могилу, дело в том, что сами произведения Евгения Блажеевского живут своею собственной жизнью. Как живет сам по себе Мандельштам. Как живет Рубцов. Как живет Бодлер. Как живет Тиняков... Как живет настоящая Поэзия.

Юрий КУВАЛДИН