November 9th, 2007

Новые таланты "НАШЕЙ УЛИЦЫ"

 В последнее время "Наша улица" пополнилась новыми талантливыми прозаиками: Дан Маркович (Пущино), Николай Толстиков (Вологда), Никита Янев. Прекрасные материалы дают: Валерий Босенко (начальник научного отдела Госфильмофонда, Белые столбы), художник Игорь Снегур, писатель Виктор Александрович Широков (Пермь-Москва).

Юрий КУВАЛДИН 

Поэт Вадим ПЕРЕЛЬМУТЕР

 Медленно читаю стихи Вадима Перельмутера, пока сканирую его книгу "Стихо-Творения", которую я издал в "междуцарствие", в 1990 году, фантастическим для стихов тиражом в 30 тысяч экз. И не нахожу ни одного проходного стихотворения, ни одной пустой строфы, ни одной лишней строки. Все у Вадима Перельмутера напитано мыслью, наблюдательностью и грустью. Перельмутер - грустный, даже несчастный поэт, уходящий из Филей в Сокольники, потом в Вадковский переулок, а уж оттуда в Германию. Пусть уходит. Разве дело в том, как перемещается тело в пространстве. Главное - поэтическая миссия Вадимом Перельмутером выполнена. Книга написана. Книга живет. Книга будет жить.

Юрий КУВАЛДИН

Писатель Виктор ШИРОКОВ "ЛЕТНИЕ ЛИВНИ" ("Наша улица" № 96 (11) ноябрь 2007)

Писатель Виктор Широков написал великолепную повесть "Летние ливни". Когда я читал ее в рукописи, то память все время относила меня в юность, когда я работал у Марлена Хуциева на телевидении, на Шаболовке. Марлен Хуциев возглавлял творческое объединение "Экран", в киногруппе которого я работал ассистентом кинооператора, помогал сейчас уже довольно известным кинооператорам (не путать с телеоператорами, мы снимали на кинопленку, главной камерой была "Арифлекс") Марине Голдовской, Игорю Мордмиловичу… И вот Виктору Широкову удалось попасть в импрессионистическую тональность моей юности с "Июльским дождем" Марлена Хуциева, с поэтическим восприятием Москвы, ее переулков и дворов, омытых дождями. Через дождь, через грозы и ливни, Виктор Широков с предельной искренностью показывает картины своей сложной жизни, глубочайших переживаний, недовольств, даже, порой, отчаяния, когда представление о жизни не совпадает с самой жизнью, когда приходится ради куска хлеба точить перо журналиста в такой неприятной компании, как с номенклатурно-комсомольским Юриком кудрявеньким Поляковым. И зачем эти Поляковы зашли в литературу? Им место в бюро райкома. И снова дождь, и снова грозы. И - мастерски исполненная повесть, которую в подзаголовке автор назвал венком сонетов. Но так как я стихи уже совсем не печатаю и окончательно вынес за рамки литературы и отнес их к эстраде, то жанровое определение я снял. Вообще я жанровые определения в журнале "Наша улица" не даю.

Юрий КУВАЛДИН