kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Categories:

НЕПРИВЫЧНО, НО С ДОПОЛНЕНИЕМ

Человек стремится казаться не тем, каков он есть, а каким-то в себе придуманным, привлекательным, улучшенным, и постоянно к месту и не к месту подчёркивает свои положительные качества, хотя внутри себя, да и, скажем честно, в семье и с родственниками,  является совершенно другим, порой, нетерпимым, резким, не терпящим замечаний, ведь всемогущая природа в лице Всевышнего не дремлет, и зверёныш по происхождению борется с приобретённой человечностью, и другим эти свойства в полную меру дадены, изменения непривычно против воли расстраивают, одним словом пред нами, по меткому выражению прекрасной писательницы Маргариты Прошиной, «костюмированный зоопарк», углубляющему формулу Шекспира: «вся жизнь театр, и все мы в нём актёры», партитура роли дана раз и навсегда, умственные возможности вариантов к стремлению быть самим собой вызывают лишь излишнюю холодность.

Юрий КУВАЛДИН

Монолог Жака из комедии Вильяма Шекспира «Как вам это понравится»:

Весь мир - театр.
В нём женщины, мужчины - все актеры.
У них свои есть выходы, уходы,
И каждый не одну играет роль.
Семь действий в пьесе той. Сперва младенец,
Ревущий громко на руках у мамки...
Потом плаксивый школьник с книжкой сумкой,
С лицом румяным, нехотя, улиткой
Ползущий в школу. А затем любовник,
Вздыхающий, как печь, с балладой грустной
В честь брови милой. А затем солдат,
Чья речь всегда проклятьями полна,
Обросший бородой, как леопард,
Ревнивый к чести, забияка в ссоре,
Готовый славу бренную искать
Хоть в пушечном жерле. Затем судья
С брюшком округлым, где каплун запрятан,
Со строгим взором, стриженой бородкой,
Шаблонных правил и сентенций кладезь, -
Так он играет роль. Шестой же возраст -
Уж это будет тощий Панталоне,
В очках, в туфлях, у пояса -  кошель,
В штанах, что с юности берег, широких
Для ног иссохших; мужественный голос
Сменяется опять дискантом детским:
Пищит, как флейта... А последний акт,
Конец всей этой странной, сложной пьесы -
Второе детство, полузабытье:
Без глаз, без чувств, без вкуса, без всего.


All the world’s a stage,
And all the men and women merely players:
They have their exits and their entrances;
And one man in his time plays many parts,
His acts being seven ages. At first the infant,
Mewling and puking in the nurse’s arms.
And then the whining school-boy, with his satchel,
And shining morning face, creeping like snail
Unwillingly to school. And then the lover,
Sighing like furnace, with a woful ballad
Made to his mistress’ eyebrow. Then a soldier,
Full of strange oaths, and bearded like the pard,
Jealous in honour, sudden and quick in quarrel,
Seeking the bobble reputation.

Even in the cannon’s mouth. And then the justice,
In fair round belly with good capon lin’d,
With eyes severe, and beard of formal cut,
Full of wise saws and modern instances;
And so he plays his part. The sixth age shifts
Into the lean and slipper’d pantaloon
With spectacles on nose well and pouch on side,
His youthful hose well sav’d a world too wide
For his shrunk shank; and his big manly voice,
Turning again toward childish treble, pipes
And whistles in his sound. Last scene of all,
That ends his strange eventful history,
In second childishness and mere oblivion
Sans teeth, sans eyes, sans taste, sans everything.


Перевод Татьяны Щепкиной-Куперник (1952).


Причём, слово «театр» (theatre) в оригинале не используется, там - «сцена» (stage). Впервые слово «театр» в этой фразе появляется у русского переводчика. Лаконичную форму «весь мир - театр, и все мы в нём актёры» можно отсчитывать с 1867 года, когда перевод пьесы «Как вам это понравится» был выполнен Петром Вейнбергом и было зафиксировано применение словосочетания: «мир - театр» в одном предложении.


Или, перевод Вильгельма Левика, моего старшего товарища - Ю.К.):

Весь мир - театр, а люди - все актеры.
У каждого свой выход и уход.
И каждый акт - иная роль, а в жизни
Всего семь актов.
(Источник: Вильгельм Левик. Избранные переводы в двух томах. Т. II. М., "Художественная литература", 1977).


Первоисточником вдохновения Шекспира был древнеримский писатель Петроний (Гай Петроний, ? - 66). Его строка на латинском языке "Mundus universus exercet histrionam" (Весь мир занимается лицедейством) украшала фронтон шекспировского театра «Глобус».
Subscribe

  • КОМНАТА

    Человек входит в комнату спокойно, не волнуясь, что в ней он будет заключён навсегда, то есть в отношении входа и выхода он вполне свободен, как…

  • САМОЕ СИЛЬНОЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ

    Карл Юнг считал основой личности эго, своё собственное я, а Федерико Феллини считал личность метафорой бессознательного, то есть художественным…

  • НАКОРОТКЕ

    Вечером особенно участились в воображении портреты исчезнувших товарищей, наплывают из глубины провалов памяти один за другим, как будто листаю…

Comments for this post were disabled by the author