kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Categories:

Александр Трифонов «Раскольников», Юрий Кувалдин фрагмент из романа "Родина"

Художник Александр Трифонов «Раскольников», холст, масло 100 х 80 см. 2013
Alexander Trifonov "Raskolnikov", oil on canvas 100 x 80 cm


Юрий Кувалдин фрагмент из романа "Родина":
«- Приведите его, - сказал Булгаков-Достоевский.
Через некоторое время по ступенькам, ведущим на Мавзолей, двое солдат в форме НКВД привели и поставили на балконе молодого человека в широкополой черной шляпе - Раскольникова.
- И что же вы раскалывали? - спросил Булгаков-Достоевский, по-ленински прищуриваясь.
- Сознание я раскалываю, господа-товарищи-баре, - спокойно, даже хладнокровно сказал Раскольников.
Руки Раскольникова были связаны за спиной, русые вьющиеся волосы растрепаны, а под глазами были синие круги от бессонницы.
Прокуратор Булгаков-Достоевский внезапно полысел и превратился в Порфирия Петровича, как две капли воды похожего на Ленина.
- Развяжите ему руки, - сказал Порфирий Петрович, он же Понтий Пилат, одним словом - ПП…
- Я призываю Русь к топору! - прошептала Мила.
И почувствовала тяжесть левой стороны, пиджак перекашивался. Да и черт с ним, пусть перекашивается! Вы только посмотрите, кто в чем у нас по городу ходит! Мила еще раз взглянула на себя в зеркало, затем вернулась в комнату, взяла из вазочки на книжном стеллаже губную помаду и подвела губы. Лицо повеселело, ожизнилось! Наше древко с нами, а знамя - в груди!
Она вышла в переулок. Тут же встретился молодой высокий человек в широкополой шляпе: Раскольников. Мила спросила у него:
- А когда вы били Алену-то Ивановну по голове, древко не выскальзывало из рук?
Задумчиво осмотрев Людмилу Васильевну, Родя голосом артиста Тараторкина проговорил:
- Чуть-чуть скользнуло древко... У меня от напряжения ладони вспотели. А у вас потеют ладони?
Он приоткрыл пальто: топор был на месте.
Мила посмотрела на ладони. Они оказались сухими до потрескивания тонкой кожи.
Раскольников пошел в сторону Патриарших прудов, и Мила подумала, что он пошел убивать главного редактора “толстого” журнала. Мила спросила вдогонку:
- А вы, Родион Романович, исторический персонаж или литературный?
Раскольников оглянулся и крикнул на всю улицу:
- Я - наше все! Все мы - дети Достоевского!
- А наша жизнь - это жизнь литературных героев?
- Именно! - крикнул Раскольников, исчезая за поворотом...»
Subscribe

  • СМЕХ МУЗ

    Усмехнулся, ако буки ведал с детства, кто-то сверху наблюдал за мною, да столь внимательно, что до сих пор живу под этим взглядом, но тогда не мог…

  • ГРАММАТИЧЕСКОЕ

    Для того, чтобы проститься с письменной речью, есть действенный способ в виде всевозможных устройств, когда о морфологии и синтаксисе можно не…

  • ХУДОЖНИКИ АЛЕКСАНДР ТРИФОНОВ И ЭДУАРД ДРОБИЦКИЙ

    Александр Трифонов и народный художник России Эдуард Дробицкий. На открытии выставки Александра Трифонова "Шостакович. Болт". В…

Comments for this post were disabled by the author