kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Categories:

В 2001 ГОДУ АЛЕКСАНДР ИЛЬИНСКИЙ ОПУБЛИКОВАЛ В "НАШЕЙ УЛИЦЕ" ПОДБОРКУ СТИХОТВОРЕНИЙ "ВЕЧЕР"

Александр Ильинский


ВЕЧЕР


стихотворения



ГОРОД

Июльский день едва закатом тронут,
Прибоя рокот, лодки вдалеке...
Глядит на море неотрывно город -
Наш город, возведенный на песке.

Что день сегодняшний? Что день вчерашний?
Что горизонта даль и моря близь,
Когда над городом торжественные башни
В торжественное небо поднялись?

Рука к руке, страшась прикосновений,
Мы строили соборы и мосты,
Мы целый час стояли на коленях
И перешли за этот час на "ты".

Но тут волна взлетела, словно птица,
И с грохотом обрушилась на нас.
Я помню наши руки, наши лица
И гибель наших башен и террас.

Растерянно вокруг мы оглянулись
И с чьих-то губ слетело тихо: "Вы...
Вы не ушиблись?" - и слова метнулись
Куда-то в небо, выше головы...

"Да нет, ну что Вы..." - Разговор минутный
Так и завяз в беспомощной тоске.
Построили мы вместе город чудный.
Но город был всего лишь на песке.




ГРОЗА

В зелень июльскую - с лету, с размаху,
В гущу садовую - хлесткой слюдой!
Гром разрывает сирень как рубаху,
С пыльного сада срывает покой!

Не соскоблить с перелесков эмали,
Зябнет лазурь на лугах. Вдалеке
Белыми крыльями затрепетали
Волны на вздыбившейся реке.

В зелень июля. В осколки азалий.
В лужи - неистовостью грозовой!
Дождь - Арлекин, на карнавале
Роль его - сыпать в толпу мишурой.

Сыплет, смеется! В траве у колодца
Бьются в канавке сто тысяч сердец,
Жаждет земля и никак не напьется,
Не остановится, наконец!

Не остановится! Хлестко и зримо
Счастье и радость приходят лишь раз.
Пей, пока пьется! - люби, будь любима!
Час карнавала - неистовства час!



ВЕЧЕР

Тени вечера мягкой кистью
Обвели очертанья земли,
Положили оттенки на листья
И под склоны оврагов легли.

Все затихло. Лишь ветер усталый
По верхушкам бредет наугад,
И рекою рубиново-алой
Растекается в небе закат.

Березняк час от часу чернее
Загляделся в немые пруды,
Словно хочет напиться скорее
И не смеет до первой звезды.

Все прозрачнее ветки акаций,
Все туманней небесная гладь.
И беспомощно сосны толпятся,
Словно вместе им легче стоять.



* * *
Дни уходящего лета
По-гладиаторски шлют
Августу - слово привета,
Спокойному небу - салют.

Грачей оголтелая стая
По холодеющим дням
На соснах о ветрах гадает,
И - придается ветрам.

Прислушиваясь к прорицаньям,
Величественно, как и встарь,
Август спокойною дланью
Захлопывает календарь.

Неспешно в квадриге по саду
Проехав, чуть тронет жасмин,
Динаром одарит солдата,
И тихо скомандует: "В Рим!"




ОСЕНЬ В ГОРОДЕ

Толпою языческой, как на кочевье,
В плащах запыленной листвы
Табором шумным встали деревья
Средь мерных фасадов Москвы.

А Осень идет по асфальту босая,
В багряной тунике - как жрец.
Деревья под ноги ей злато бросают,
А люди - осколки сердец.

Но Осень проходит безжалостно мимо
И даже не глянет на них.
Как боги - надмирна. И неумолима
Как тяжкий эсхиловский стих.




ЛИВЕНЬ

Нежданный! - Лавиной обрушится
На стекла, на листья, на крыши.
Забарабанит по лужицам,
По тротуарам задышит.

С шумом экспрессным покатится
По улицам и переулкам,
Послушает, будет ли разница
Меж ними - где глухо, где гулко?

Завертится ветошью в желобе,
Рванет, разорвется на нитки.
Начнет вдруг то в плаче, то в жалобе
Стучать в тротуарные плитки.

И перестанет... Я вслушаюсь:
Одно лишь на листьях осталось -
По капле от случая к случаю
Накрапывает усталость.

А туча переливается
Грозой и ушедшей угрозой.
Свои синеватые платьица
Отряхивают березы.



* * *
Полутрезво, полупьяно
Пляшет дождик по домам
И швыряется туманом
По проулкам и углам.

Убегают желтой лентой
По асфальту фонари,
А вдали зажег зачем-то
Кто-то блесточки зари.

Подожди... Давай немножко
Посидим еще с тобой
И посмотрим, как в окошко
Дождик ломится шальной,
Как склоняются устало

Липы над шатром крыльца,
Как рождается начало
Из предчувствия конца.




ВЬЮГА

Переулки, льдины, камни,
Без начала и конца,
Улица в фонарном пламени
Круговертью у лица.

Доползешь до поворота -
Гладь, и снова поворот,
Неотступно черный кто-то
За твоей спиной идет.

Снег частит, метель как птица
Бьется в уличную тишь,
Вьюга пьяною блудницей
Скачет по изгибам крыш.

Гулким возгласом - доколе? -
Издали колокола,
Башмаки белы от соли.
Улица - белым-бела.

Огонек от сигареты
Прожигает ночь насквозь.
Милая! Ответь мне - где ты?
Что нам вместе не жилось?




ЗВЕЗДА

Поздний август, теплый вечер,
Сад бормочет и шуршит.
Через встречи и невстречи
Над землей звезда летит.

Через сотни километров,
Сквозь космический огонь,
Чтоб упасть по воле ветра
Мне - в раскрытую ладонь.

Я звезду сожму в ладони,
Осторожно остужу
И к тебе на подоконник
Ранним утром положу.




НОВЫЙ ГОД

Я рукой глаза закрою.
Скоро утро. Дед Мороз
С яркой слюдяной клюкою
Скажет, что кому принес.

Дети спят. Горят на елке
Разноцветные огни.
Тишина. Все звуки смолкли,
Наконец-то мы одни.

Что там дальше - Бог покажет,
А пока Твоей рукой
Щеку я себе поглажу,
Наклонившись над Тобой.

Ангел, Милая, Родная!
Сколько света и тепла
Жизнь спокойная, простая
К нам под елку принесла!

Утро. Я глаза открою:
Елка. Бледный первый свет.
Нет детей у нас с Тобою.
И Тебя здесь тоже нет...




ЛОДКА

Над камышами колеблется тишь,
Брошены весла, река серебрится.
Что-то Ты шепотом мне говоришь,
Солнце блестит у Тебя на ресницах.

Знаю, растает, уйдет без следа
Этот туман серебристый, сиреневый,
И мы не станем уже никогда
Слово за словом на счастье выменивать.

Но все равно, не смолкай, говори -
Пусть камыши исцелуют уключины:
Боги - не боги, а все же цари
Мы на сегодня над этой излучиной.

Через века, через тысячи зим,
Может быть, в чьих-то сердцах отзовется,
То, что сегодня любим я, любим! -
Этой рекою, Тобою и солнцем!




«Наша улица» №5 (18) 2001
Subscribe

  • В ОТДЕЛЬНОМ СЛУЧАЕ

    Серьёзное перевожу в улыбку, легко всегда отделывался от тех, кто укрепился в жизни, но хочет с книжкой в вечность проскочить, всё гладко, как…

  • ДОБИТЬСЯ

    Было бы желание, говорил мастер, вслепую колотя по клавишам пишущей машинки., ни на минуту не останавливаясь, хотя за окном вовсю рассвистелись…

  • ОТНЫНЕ

    Что касается слова «ныне», то оно тормозит тебя на точке пребывания сию минуту, но эта точка так стремительно спускается по длинному…

Comments for this post were disabled by the author