kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Маргарита Прошина "Новый век" рассказ "наша улица" ежемесячный литературный журнал


Маргарита Прошина

НОВЫЙ ВЕК

рассказ

В юности она придумывала всевозможные истории, которые происходят в жизни людей за тем или иным окном. Ульяна любила прогуливаться по бульвару, с волнением наблюдая как в окнах домов, то тут, то там, зажигается свет. Вот роза алая, вот яркий василёк…
Особенное волнение у неё вызывали окна занавешенные, ведь за каждым окном живут люди со своими судьбами, переживаниями, горестями и радостями, но в том, как выглядят занавески, она чувствовала настроение.
Одни окна светятся удивительно мягким, ласкающим светом, другие - романтичные с цветами на подоконнике, а бывают окна, от которых веет холодом. Вот за такими странными окнами происходят события, леденящие кровь. Имеет значение силуэт окна - привычный типовой или необычный, например, эркер, фонарь, а то и мезонин!
Ульяна придумывала истории в соответствие с чувствами, которые вызывало то или иное окно - печальные, смешные, романтичные, но всегда давала шанс своим выдуманным героям осуществить заветные мечты. Было время, когда игра эта так увлекла её, что она подумывала о том, чтобы записывать свои выдуманные истории, но тут произошло событие, которое совершенно заслонило мир её фантазий и заставило мгновенно повзрослеть.
Да, это случилось накануне не просто Нового года! Весь мир, внимая с волнением бесчисленным, самым невероятным предсказаниям, ожидал наступления не просто нового века, а третьего тысячелетия!
Ульяна училась в десятом классе школы с изучением двух иностранных языков, увлекалась математикой, строила самые смелые планы на прекрасное будущее, которое другим просто быть не может в их маленькой счастливой семье. Она всю осень искала оригинальные подарки родителям, и была поглощена мыслями о том, как сделать встречу нового тысячелетия незабываемой, чем поразить своих самых лучших в мире родителей.
Отец Ульяны, профессор Черепанов, свободно владел многими европейскими языками, он занимался переводами филологической и художественной литературы, защитил докторскую диссертацию по сравнительному языкознанию, писал книги об особенностях художественного перевода, читал лекции по приглашению крупных университетов мира. На вопрос Ульяны о том, сколькими же языками он владеет, отец с улыбкой отвечал, что он этого даже сам не знает, а постоянно изучает языки, что процесс это бесконечный, а заниматься подсчётами просто глупо, следует систематически работать ежедневно, пользоваться своими знаниями, приумножать их на протяжении всей жизни. Помимо европейских языков отец занимался переводами с японского языка.
В большом кабинете отца царили, в основном, словари и книги на языке оригинала, часть библиотеки на русском языке была в комнате Ульяны. Огромный письменный стол, под которым маленькая Уля нередко засыпала под бесконечные разговоры об искусстве перевода, ответственности переводчика перед автором о допустимости использования идиоматических выражений, был до школьных лет её колыбелью.
Голоса увлечённых взрослых убаюкивали её, и она спала на полу до тех пор, пока, в редкие моменты тишины, кто-нибудь из взрослых не обращал внимания на её сладкое сопение, тогда отец бережно уносил её в кровать.
Ульяна воспринимала изучение языков под чутким руководством отца, как увлекательную игру и с удовольствием играла в слова, то подбирая синонимы к заданному отцом слову, то эпитеты.
Мать её молодая, обаятельная красавица, поразила воображение седовласого профессора своей жаждой жизни, серебристым смехом. Черепанов мог слушать её ангельский голосок бесконечно, как музыку своего любимого композитора Рахманинова.
Ради обладания прелестной юной феей, прибывшей в Москву в гости к дядюшке из провинции после окончания музыкального училища, он был готов изменить свою налаженную десятилетиями привычную жизнь.
Женился.
На какое-то время закружился в вихре музыкальных вечеров, премьер и фуршетов с прелестной юной феей.
Через год родилась Ульяна.
Юная мать с легкостью переложила заботы о ребёнке на няню и счастливого отца, а сама продолжала свой полёт по музыкально-театральной Москве, но каждый раз, возвращаясь домой, обязательно заходила в детскую, чтобы поцеловать «свою ненаглядную девочку».
После рождения дочери Черепанов вернулся к своему прежнему распорядку жизни, ежедневно уделяя время маленькой Ульяне, не мешая жене кружиться в вихре «светской» жизни.
Ульяна считала абсолютно естественным, что благоухающая, воздушная мама как ласковый ветер появляется всегда неожиданно, с нежностью подхватывает её на руки, целует, приносит ей красивые платья, игрушки, сладости, сказочным голоском напевает о своей любви к «дочечке и папулечке», исчезая вновь.
До встречи долгожданного 2000-го, от которого Ульяна ожидала необыкновенного чуда, хотя знала, что новый век и новое тысячелетие начинается с 2001 года, а не с 2000, но сама цифра - 2000 - вдохновляла, изумляла и воспринималась как по-настоящему Новый век, дома не было слышно никаких скандалов, казалось, что все любят друг друга.
Вечером 30 декабря мать сообщила отцу и Ульяне, которую она считала уже взрослой и самостоятельной девочкой, что полюбила необыкновенного человека и уезжает с ним на гастроли, что это не значит, что она их разлюбила, тем более предала, просто в разлуке с любимым человеком ей нечем дышать, без него она умрёт. Ульяна толком ничего не поняла, она подумала, что мать уезжает на какое-то время. Отец же пытался поговорить с женой наедине, но она, рыдая, упорхнула с двумя чемоданами.
Ульяна восприняла это как очередное мамино чудачество, которое с ней случалось время от времени. Отец же молча закрылся в кабинете. До вечера в квартире царила напряжённая тишина. Ульяна несколько раз стучала в дверь кабинета, но отец односложно отвечал: «Занят». Телефон как обычно был выключен.
Находиться дома в гнетущей тишине она не могла и поспешила на бульвар к Рахманинову. Для неё памятник Сергею Рахманинову, скрытый от глаз прохожих в глубине бульвара зарослями кустарника, был местом укрытия в моменты отчаяния и горестей. Она спешила к нему, обливаясь спасительными слезами, и сбивчиво рассказывала любимому композитору всё, что происходит с ней, а он касался клавиш невидимого рояля и играл только для Ульяны, и она, слушала его спокойную, погружённую в себя музыку, смотрела на его тонкие, длинные пальцы и успокаивалась, забывая обо всём на свете.
Новое тысячелетие, несмотря на то что оно замыкает 2000-м годом старое, Ульяна с отцом встретили вдвоём, отключив все средства связи. А под утро гуляли по своим любимым переулкам, в которых наступила вожделенная тишина.
Отец рассуждал о том, что тематика переводов становится все сложнее, а при работе над переводом художественных произведений ответственность и уровень требований настоящего переводчика к себе постоянно возрастают, поэтому он испытывает порой запредельные перегрузки, и Ульяна должна быть к этому готова.
Ульяна в эту необыкновенную ночь встречи двух тысячелетий решилась признаться отцу, что хочет стать программистом, чем несказанно его удивила, но он воспринял её решение спокойно.
О матери же они не обмолвились ни словом.
Две недели от матери не было никаких вестей. Ульяна несколько раз пыталась ей дозвониться, но телефон был отключен. Наконец мать прислала телеграмму, что она - счастлива и любит свою ненаглядную девочку, но очень занята напряжёнными гастролями любимого человека.
Осознав, что мать в этот раз уехала навсегда, Ульяна решила, что никогда не предаст отца и ни на кого не променяет.
С того дня они всячески заботились друг о друге, стараясь предугадать желания и оберегать от неприятностей.
Ульяна обладала редким качеством, которое не зависит от возраста, оно даётся как награда любящим добрым сердцам. Она учила себя в каждом видеть хорошего человека, неизменно вела себя со всеми доброжелательно и приветливо.
Мать вначале часто звонила Ульяне, но диалога не получалось - Ульяна, в основном молча, слушала восторги матери, односложно отвечала на её вопросы. Мать первое время передавала или присылала ей «прелестные вещички», которые должны были преобразить, по её мнению, жизнь дочери, а потом они с новоиспечённым супругом уехали за океан в поисках новой жизни. Звонки почти прекратились, только четыре раза в год - на Рождество, Новый год и дни рождения Ульяны и отца, мать ограничивалась короткими поздравлениями.
Сколько раз в течение жизни Ульяна слышала в самых невероятных ситуациях слова о том, что время лечит! С годами у неё по этому поводу сложилось иное мнение, что ничто и никто тебя не излечит, если ты сам не научишься справляться с уколами судьбы, обидами и залечивать раны, которые неизбежно случаются в пути каждого из нас. Боль и обида на мать из-за предательства затаились, но не прошли, как Ульяна ни пыталась расстаться с ними.
Она по-прежнему обращала внимание на свет в окнах, рассматривая слово «окно» просто как многозначное слово, придумывая истории героев своих будущих рассказов, ещё не отдавая себе отчёта в том, что будет писать, размышляя о том, что Чехов написал бы об этом не один глубокий и содержательный, рассказ.
Отец был для Ульяны и матерью, и подругой, и учителем. Она восхищалась его эрудицией, блестящей памятью, ведь он мог часами читать стихи любимых поэтов на языке оригинала и в своих переводах, обсуждать с ней свою теорию о единстве языка народов мира, а она слушала его речь, как прекрасную музыку.
Внутри каждого из нас живёт ребёнок, тот, кто не растерял способности радоваться жизни, и видеть удивительное. Даже любящие матери почему-то стремятся к тому, чтобы ребёнок быстрее повзрослел, научился жить «правильно», окончательно убив в себе искренность и непосредственность. Чаще всего так и происходит. Вокруг столько серьезных людей, внушающих, что ты живёшь неправильно, что жизнь на самом деле гораздо сложнее и непредсказуемее, чем видишь ты, чтобы облегчить её, нужно добиваться положения в обществе, которое обеспечит тебе материальные блага и связи. Самое страшное то, что пресловутое большинство нисколько не сомневается в своей правоте, и с ними не нужно спорить, никого не следует ни в чём переубеждать.
Встречи с людьми, которые заботятся о тебе, о твоём настроении, крайне редки! Встретить умного и доброго человека огромное счастье, которое необходимо беречь. Беречь так, как он бережёт твоё состояние духа, понимая, что его отношение к вам, это не ваши достоинства, это - невероятный подарок судьбы!
Прожитые годы вполне можно рассматривать как путь, оглядываясь на который убеждаешься в том, до чего он извилист и прерывист, отмечен множеством перепутий!
Само слово «путь» выражает основательность и достоинство, а «перепутья», как жёсткие прутья, бьющие по лицу, вызывают боль и сожаления.
Куда людей несёт по перепутьям?
Ведь виден же был прямой путь к счастью, но, чтобы это понять, необходимо было преодолеть перепутья, испытать боль, разочарования, предательства, иначе человек не приобрел бы опыта, не воспитал бы в себе терпение, не научился бы отделять зёрна от плевел. Эти перепутья делают человека таким, каков он есть, но жизнь продолжается помимо его воли, и неизвестно ещё какие перепутья ждут впереди, но человек, принимая их как неизбежность, будет искать способы справиться с ними, не причиняя никому неприятностей.
Отец объяснял Ульяне, что не нужно идти прямо на предмет, необходимо искать художественные решения проблем.
Ульяне предстояло понять, что преодоление препятствий и верность избранному пути и есть жизнь.
После окончания механико-математического факультета Московского университета Ульяна не сразу, но нашла себе работу по душе. Её окружали умные и интересные мужчины, но она воспринимала их только как достойных сотрудников, и они видели в ней отличного собеседника и приятного коллегу.
Ульяна верила в любовь и мечтала о ней. Но боль, которую она получила в момент предательства матери по отношению к отцу не проходила, как она ни силилась избавиться от неё, и поэтому дала себе слово, что никогда не предаст отца, не оставит его одного до той поры пока он будет в ней нуждаться. Как сердечко её начинало взволнованно трепетать в момент знакомства с молодым человеком, она сразу же всеми правдами и неправдами отдалялась от него, чтобы сохранить верность отцу, не догадываясь о том, что отец, в свою очередь, тоже несколько лет всячески скрывает свои отношения с женщиной, чтобы не ранить сердце любимой дочери.
Так они и жили, оберегая друг друга.
Внешность Ульяны излучала тёплый свет души, истинную безыскусную красоту, которую замечают только мудрые мужчины. Видел это её отец и очень переживал за судьбу своей тонко чувствующей девочки, пытаясь всячески уберечь её от ударов судьбы. Он по-прежнему любил свою красавицу-жену, которая представлялась ему прекрасной бабочкой, порхающей по жизни, не касаясь земли. Ульяну же он считал романтичной, ранимой, но земной девушкой, которой он желал встретить достойного, любящего человека, одновременно ревнуя её к нему.
Ульяна стала заботливой хозяйкой. Друзья и ученики отца по-прежнему собирались у них дома, она старалась, чтобы все они чувствовали себя желанными гостями и ни в чём не нуждались, сама же с удовольствием безмолвно внимала их беседам.
Один из учеников отца, которого он выделял особенно, как самого талантливого, Судаков, занимался переводами церковных текстов для отдела внешних церковных сношений, с первой встречи привлёк внимание юной Ульяны. Всё в нём нравилось ей - бархатный голос, умение слушать, доброжелательность, коротко стриженная чёрная как смоль бородка, горящий взгляд из-под густых бровей, крупный нос.
Ульяна искренне восхищалась Судаковым, а он повторял, что у неё нет недостатков, а на её возражения отвечал, что не видит их. Их необъяснимым образом тянуло друг к другу, но Судакова смущала значительная разница в возрасте, а Ульяна запрещала себе даже думать о своих чувствах, поскольку решила посвятить себя заботам об отце.
Ах, как ей не хватало матери, женского совета, взгляда!
Она приняла решение, что никто и никогда не узнает её тайну.
Всё же потребность в общении, хотя бы виртуальном, спустя время, привела её в появившиеся новомодные сети интернета, но в отличие от большинства пользователей, скрывающихся под псевдонимами, оставила своё имя.
Конечно, она пробовала писать на всевозможные темы, не затрагивая только область чувств, понимая, что исповедоваться друзьям, пусть и виртуальным, не стоит, но постепенно стала откликаться на интересные посты комментариями и сама писать на волнующие её темы. Вскоре среди друзей у неё появился единомышленник и очень интересный человек под псевдонимом «Полиглот». Постепенно их виртуальный обмен постами и комментариями расширился до электронной почты. «Полиглот» стал для Ульяны самым важным и дорогим человеком после отца. Она была предельно сдержанной в словах, но её письма всё больше выдавали одиночество гордой ранимой юной души. Это продолжалось больше года, «Полиглот» обладал восхитительным чувством юмора, и всегда умел развеять её девичьи печали.
Ульяна настолько дорожила своей дружбой с «Полиглотом», что, когда он осторожно намекнул ей на возможную встречу, например, в Третьяковке на Крымском Валу или в другом удобном для неё месте, она долго не решалась на этот шаг, боясь разочарования.
Сердце Ульяны разрывалось между желаниями увидеть «Полиглота», страхом разочаровать его, боязнью влюбиться, что для неё было равносильно измены отцу.
Она не могла спать, ходила как сомнамбула по квартире.
Её бедная головка разрывалась от желаний и сомнений.
Отец заметил, что с ней происходит нечто небывалое, попытался выяснить причину, но Ульяна объясняла всё перепадами давления. Отец стал каждый вечер перед сном обязательно выводить дочь на прогулку. Как же ей хотелось рассказать ему обо всём, но страх огорчить отца был значительно сильнее желания поддержки и совета.
Перемены в ней заметили и на работе, и постоянные гости отца, но никто не осмелился спросить об этом.
После длительных размышлений и диалогов с собой, Ульяна решилась, встретится с «Полиглотом» у книжного прилавка в Третьяковке на Крымском Валу.
Накануне она не сомкнула глаз. Ведь в 22 года у неё ещё не было ни одного настоящего свидания, только дружеские встречи со сверстниками.
В шесть вечера она вошла в холл и увидела Судакова, который внимательно рассматривал альбом, Ульяна, растеряно кивнув ему, хотела уйти, но он, улыбаясь, стремительно подошёл к ней, взял за руку и сказал, что ждёт именно её.
Недоумение, удивление, замешательство, облегчение - буря эмоций захлестнула Ульяну.
Они ходили по пустынным залам и не могли наговориться. Судаков пытался объяснить ей, почему он даже не допускал мысли о том, что такая серьёзная, умная и неприступная девушка может им заинтересоваться, а Ульяна никак не могла понять, как такое возможно! Она только повторяла постоянно, что не хочет пока, чтобы отец узнал об их встречах. Судаков согласился.
Они стали встречаться сначала два раза в неделю, потом - три. Еженедельные вечера в доме отца не считались, потому что они оба держались при всех как прежде.
Судаков превращал каждую их встречу в восхитительное путешествие влюблённых в страну музыки и поэзии, они показывали друг другу любимые места в Москве, ходили на концерты и в театры, сидели в кафе и никак не могли наговориться. Вскоре Судаков пригласил Ульяну к себе в «холостяцкую берлогу».
Романтические отношения перешли в страстный роман.
Когда это произошло впервые, Ульяна была не то, чтобы разочарована или напугана, она недоумевала, почему в книгах близость описывают так восторженно и поэтично? Может быть, с ней что-то не так и она не способна к наслаждению!?
Но уже на второй встрече она почувствовала восторг от совершенно невероятного удовольствия слияния их тел и поток неведомых прежде чувств.
Сохраняя свои отношения втайне, они встречались у Судакова два-три раза в неделю.
Ульяна невероятно похорошела, глаза её сияли, она постоянно что-то напевала. Отец не мог не заметить этих перемен, он любовался дочкой, но не решался задать ей вопрос о том, кто её избранник. Сомнений в том, что Ульяна влюбилась, у него не было. Он надеялся, что придёт время, и она сама всё ему расскажет.
Ульяна же была уверена в том, что отец ни о чём не догадывается.
Судаков относился к Ульяне с нежностью и заботой, он видел в ней маленькую девочку, которую нужно всячески оберегать. Она же могла слушать его бесконечно. Ей тоже хотелось заботиться о любимом, но при этом мысль о том, что она предаёт отца, не давала ей покоя. Обсуждать это с Судаковым она не решалась, он же её не торопил.
Так в заботах друг о друге их отношения зашли в тупик.
Дома Ульяна думала о том, чем сейчас занимается любимый, думает ли о ней, а у него она испытывала чувство вины перед отцом.
Судаков был настолько внимателен к ней, что, порой, вызывал у слишком самостоятельной Ульяны раздражение. Своими постоянными напоминаниями застегнуться, одеться потеплее, он, всё чаще стал вызывать разочарование.
Между ними то и дело стало проскакивать раздражение. Отношения не развивались. Она была убеждена, что новость о том, что она влюблена, ранит отца, а он не хотел её огорчать, но не понимал, почему им нужно скрывать свои чувства.
Его заботу она всё чаще стала воспринимать, как строгий ошейник у собаки, периодически ей казалось, что она задыхается от его постоянных напоминаний внимательно переходить через дорогу, не спешить…
Судакову же казалось, что она слишком мало дорожит им, даже пренебрегает.
Поговорить, услышать друг друга было бы идеальным выходом из сложившейся ситуации, но они настолько боялись потерять друг друга, что сдерживались из последних сил, что в результате привело к окончательному разрыву.
Желание думать и решать за дорогого человека чаще всего приводит к противоположному результату.
Хочешь сохранить отношения, молчишь, сдерживаешься, считая, что так будет лучше, а в результате в одно мгновение из-за случайного жеста, восклицания, теряешь любимого навсегда.
Принять любимого таким, какой он есть, что может быть проще, но нет обязательно он или она начнет пытаться «помочь ей (ему) стать ещё лучше, сделать как лучше».
Ох, уж это пресловутое «как лучше»!
Сколько влюблённых сердец рассталось из-за этого пресловутого «как лучше»!?
Сколько ошибок и несчастий принесло желаний сделать дорогому человеку «как лучше».
А сколько семей, в которых родители и дети, пытаясь сделать друг другу как лучше из благих побуждений, распались, а некогда близкие люди стали врагами…
«Не контролируйте друг друга, не пытайтесь сделать любимого человека лучше, чем он есть!» - хочется крикнуть мне влюблённым.
Новый век, а нравы те же!

"Наша улица” №231 (2) февраль 2019

Subscribe

  • ВЕСНА ЯСНА

    Беспечного детства дорога полога, улыбка скольженья мгновеньем красна, просила у жизни для счастья немного лежащая тенью в ограде сосна, но…

  • ИДЕАЛ

    Конечно, в стороне, не в тебе же, с печалью перебирая в подробностях особенности своего характера, время позволяет заняться подобной аналитикой,…

  • ЭКЗЕМПЛЯР

    Не будучи в силах вернуться в молодость, старик продолжает молодиться, участвует в молодёжных тусовках, где истинные молодые при нём находятся в…

Comments for this post were disabled by the author