kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Category:

Алексей Борычев “Жасминовая соната”

Алексей Борычев

ЖАСМИНОВАЯ СОНАТА

стихотворения

НОЧНОЙ РОМАНС

Срывая тихо пуговицы звёзд
С небесного изношенного платья,
Разделась ночь. Восток красив, но прост,
Раскинул перед ней свои объятья

И целовал смелеющим лучом,
Восторженно, легко и виновато,
И била страсть из тьмы седым ключом,
Как - помню - и в моей ночи когда-то...

Тебя я помню, лунная моя!
И слезы... и лианы грёз лучистых...
Кому в пределах злого бытия
Теперь мерцаешь чёрным обелиском?

Я помню, как пульсировал апрель!
Как май сгорал в лучах твоих неярких!
Ты где?.. Ты где?.. Молчит твоя свирель.
Лишь память шлёт дешёвые подарки.

Но нет дороже их... Конечно, нет!
Обрывки вёсен... памятные даты...
А ночь своею страстью сжёг рассвет,
Но тьма воскреснет в похоти заката!


***
И был этот день… и земля …и звезда.
По рельсам осенним неслись поезда,
По лунным блистающим нитям,
По мгле, по судьбе, по событьям…

И кто-то стоял, разливая вино
По тёмным бокалам и глядя в окно,
Где олово мало-помалу
Темнело лилово и ало…

И, спички тревог зажигая во тьме,
В осенней кисельно текущей сурьме,
Блуждали пространство и время,
Как гости иных измерений.

А кто-то курил у ночного окна,
Зарю допивая бессонно до дна,
И в шепоте таяли дали, -
Пространство и время-скиталец.

И слышал гудки неземных поездов,
И осень ему показалась звездой,
По небу летящей на север,
Где ветер весьма легковерен…

НЕБЕСА. ПАРУСА. ПОЛЮСА.

Два события - два божества…
Чернота - это маркер былого.
Жестяная лепечет листва,
Но невнятно листвяное слово.

Забери ты себя у меня.
Забери. Забери. Забери же!..
По дороге тоскливого дня,
Моя память уходит по жиже:

По грязи бесполезных времён
Ожиданий, надежд и томлений…
Было то, что похоже на сон
И на ласки безвыходной лени.

Небеса. Паруса. Полюса.
Да какие-то символы, знаки.
Бесконечно черна полоса.
Стёкла битые. Свалки. Бараки

- Алла, где-то гудят поезда!
- Алла, ты пропадаешь в тумане!..
Громыхают на шпалах года
И шумят небеса в котловане.

- Алла, всё обращается в прах!
- Алла, всюду упадок и хилость…
И веселье похоже на страх,
И презренье похоже на милость.

СЫРАЯ КОЛОДА АПРЕЛЯ…

Краплёные карты краснеющих дней -
Сырая колода апреля.
Качаются тени весёлых ветвей
На фоне ночной акварели.

А утром сбегаются в точку лучи
И время становится зрячим
И дарит тому от бессмертья ключи,
Кем найден прозрения ларчик,

Кем собраны гроздья сиреневых звёзд
В цветное лукошко наитий,
Кто строит астральный мерцающий мост
Из тьмы в световую обитель!

ЛЕСНОЕ ПОЛНОЛУНИЕ В АВГУСТЕ

Лес крутился на лунных осях.
Обращаясь в сырую труху,
Светляки истлевали во мху…
Источали покой небеса.

И змеились вокруг времена,
Обвивая зеркалье пространств.
Будто гость из неведомых стран,
Приходила ко мне тишина.

В эти миги, минуты, часы
Я готов был поверить во всё…
В полнолуние лес невесом,
И прозренье, как жало осы!

И -  зовущие в сказки огней -
В параллельных мирах светляки
При свечении лунной реки
Становились темней и темней.

Озарённые души берёз,
Уходящие тихо в мечты,
В лунном свете тонули почти,
Откликались в тональности грёз.

И - в былом утопающий я -
Вспоминал вот такую же ночь
И свою не рождённую дочь
И тебя, где была ты моя!..

НОЧНАЯ МИНИАТЮРА

Синей бабочкой лесною
В паутине темноты
Билась позднею весною,
Тронув крыльями цветы,

Полночь, звездною пыльцою
Опыляя небеса,
Где - луны полукольцо и
Бездны темные глаза.

От биенья крыл полночных
Трепетала темнота.
Паутина, хоть и прочно
Полночь сцапала, но та

Порвала её, на запад
Улетела. А клочок
Паутины трогал лапкой
Злой рассветный паучок.

КОГДА ПРОШЕДШЕЕ МЕРТВО... 

Кристине Казинской

(акросонет с кодой)

Когда прошедшее мертво, а в будущем седая мгла,
Рисую новые миры, цветистей радостных узоров,
И ты восходишь чистотой над чёрной бездною укоров,
Сияньем солнечного сна, бела, воздушна и светла.

Тоску земную укротив, ясней муранского стекла,
Искрится звёздная вуаль во тьме людских безумных взоров.
Не предавай, не продавай себя бездушию просторов,
Едва начав свой яркий путь, забудь кривые зеркала...

Кому - скажи - подаришь ты свеченье тёплых изумрудов?
А вечеров с тобой - кому - даруешь ласковое чудо?
Зелёный свет твоих очей, кому? - скажи, скажи, кому?..

И - тишина... и никого... и ночь осенняя прекрасна
Невероятностью твоей невинно грешной тихой страсти,
С которой медленно бредёшь по жизни к счастью своему.

Кому же - не молчи - кому подаришь ты своё бессмертье,
Отдав трепещущий комок, светящийся в твоём предсердье?..
Идя на самый яркий свет, не попадай в глухую тьму...

ЖАСМИНОВАЯ СОНАТА

Фаэтоны солнечных лучей,
Золото воздушных лёгких ситцев
Наиграла мне виолончель -
Майская жасминовая птица.

Родников знобящий переплеск,
Влажных трав скупая осторожность -
Это блеск, весенней грани блеск,
Лепесткового пути возможность

В край свечей в подсвечниках лесов,
В тихий тон звучащей майской ночи,
Где глядит бессмертье оком сов
В голубые ямы одиночеств.

Но сыграет утренний скрипач
Яркую мелодию рассвета,
И опять румян, пунцов, горяч
День примчится в колеснице света.

И легко дыхание коней.
И смеётся облачный возница
В фаэтоне утренних лучей,
В золоте воздушных лёгких ситцев.

ЧЕМ ОСЛЕПИТЕЛЬНЕЙ БЛЕСК...

Мыслей тропический лес
Вырос на пепле ума...
Чем ослепительней блеск,
Тем бесконечнее тьма.

Мыслей тропический лес
Вырос, а в нём муравьи
Жалят с восторгом и без
Труп ещё тёплой любви.

Катится яблоком день
В жёлобе ровных времён.
Мыслей невнятная тень
Падает в плоскость имён

Тех, кто ещё не в земле,
Втоптаны в пепел ума...
Чем ослепительней блеск -
Тем безнадёжнее тьма!

ВЕСЫ ЛЕСОВ

Весы лесов. А на весах, как тень и свет, тоска в слезах.
Стоит в березовой волне, как звук отчаянья в струне.
И вес тоски лесной моей сгибает руки властных дней,
Что тихо в том лесу бредут... И там и тут, и там и тут
Перекликаются они, мои берёзовые дни,
Смыкая кольца пустоты, немногословны и просты.

Какая тягость в голосах! Какая тяжесть на весах!
И прогибаются весы, и ускоряются часы,
Бегут вприпрыжку времена - туда, где темь и тишина,
Где не сойти тоске лесов с лесами созданных весов,
Где петли темени везде натянуты в ночи, и где
На мрака шёлковую тень подвешен будет каждый день.

ВОПРОС К ЗИМЕ

В рыдающей пустоте
Молчания твоего -
Ни ворона на кресте,
Ни голубя... ничего!

Скажи, почему слова
Твои так скупы, бедны,
Что кружится голова
От мраморной тишины,

От грусти твоих снегов,
От света твоих небес,
От скрипа моих шагов,
Неспешно ведущих в лес?..

ТЕПЕРЬ Я ВИЖУ ТОЛЬКО ОБЛАКА...

Теперь я вижу только облака,
Воздушный горизонт и влагу неба,
А также полусонные века,
Которые, искрясь, как хлопья снега,

В лучах зари мелькают предо мной,
И времени звучит высокий голос.
Покинутый родной предел земной
Так серебрист и тонок, словно волос!

А подо мной - седая тишина -
Лукаво смотрит добрыми глазами
На мой приют спокойствия и сна,
На вечность под цветными парусами...

В ней свет, пульсируя, даёт ответ -
Ни для чего нет даже малой цели,
Когда сама сиреневая ветвь
Весенним соловьём слагает трели.

СЫРАЯ КОЛОДА АПРЕЛЯ...

Краплёные карты краснеющих дней -
Сырая колода апреля.
Качаются тени весёлых ветвей
На фоне ночной акварели.

А утром сбегаются в точку лучи
И время становится зрячим
И дарит тому от бессмертья ключи,
Кем найден прозрения ларчик,

Кем собраны гроздья сиреневых звёзд
В цветное лукошко наитий,
Кто строит астральный мерцающий мост
Из тьмы в световую обитель!

ЛЕСНОЕ ПОЛНОЛУНИЕ В АВГУСТЕ

Лес крутился на лунных осях.
Обращаясь в сырую труху,
Светляки истлевали во мху...
Источали покой небеса.

И змеились вокруг времена,
Обвивая зеркалье пространств.
Будто гость из неведомых стран,
Приходила ко мне тишина.

В эти миги, минуты, часы
Я готов был поверить во всё...
В полнолуние лес невесом,
И прозренье, как жало осы!

И - зовущие в сказки огней -
В параллельных мирах светляки
При свечении лунной реки
Становились темней и темней.

Озарённые души берёз,
Уходящие тихо в мечты,
В лунном свете тонули почти,
Откликались в тональности грёз.

И - в былом утопающий я -
Вспоминал вот такую же ночь
И свою не рождённую дочь
И тебя, где была ты моя!..

ОДИНОЧЕСТВО - БУКОВЫЙ ЛЕС…

Одиночество - буковый лес.
В одиночестве больше простора.
В небесах, на воде, на Земле -
Беспокойства пустые повторы.

Высока одиночества боль.
Глубоки застаревшие раны.
Созревает земная юдоль
И дымят беспокойством туманы.

Но в колодцах забытых сердец -
Сероватые воды покоя.
Одиночество - счастья венец.
Одиночество - это такое

Бесконечно большое ничто,
Что похоже на малое нечто,
От которого каждый готов
Хоть на что-то надеяться вечно…

"Наша улица” №231 (2) февраль 2019

Subscribe

  • ЗАМЕДЛЕНИЕ

    Необходимо писателю терпение для замедления, потому что самое медленное движение ведёт туда, откуда можно будет увидеть гения и его сияние со…

  • ЛЮБИМОВ - КУВАЛДИНУ ПРИГЛАШЕНИЕ НА ПРЕМЬЕРУ «АНТИГОНЫ»

    ЛЮБИМОВ (1917-2014) АНТИГОНА На снимке: ЛЮБИМОВ - КУВАЛДИНУ ПРИГЛАШЕНИЕ НА ПРЕМЬЕРУ «АНТИГОНЫ» Театр Любимова - это более чем…

  • ТОЧКА ЗРЕНИЯ

    Если точка зрения есть основа твоего мировоззрения, то переноси эту точку в каждую строчку, как Достоевский, поначалу его ругали, к примеру, за…

Comments for this post were disabled by the author